Закончил свое действие мораторий на банкротство

Несмотря на то, что на «Клерке» уже была статья «Мораторий на банкротство: кто фактически получил отсрочку долгов на 6 месяцев», хотелось бы обратить внимание всех на некоторые тонкости применения и вносимые изменения в уже действующие положения Закона.

1 апреля 2020 года с целью поддержки экономики в период коронавируса закон о банкротстве (№ 127-ФЗ) был дополнен статьей 9.1, предоставляющей правительству РФ право вводить мораторий на инициацию банкротства по заявлениям кредиторов. Такой мораторий был введен постановлением правительства РФ от 3 апреля 2020 года.

Таким образом, с 4 апреля 2020 года сроком на полгода в РФ начал действовать мораторий на банкротство по заявлению кредиторов в отношении организаций и ИП, «наиболее пострадавших» в условиях коронавируса, а также «стратегических» и «системообразующих» организаций. В отношении должников, включенных в соответствующий список, также запрещается начислять неустойки и взыскивать долги.

Однако реакция российских деловых кругов на мораторий в его редакции оказалась далеко неоднозначной. Дело в том, что многие компании, оказавшиеся в этом списке, попали под существенные для них ограничения.

Какие положения не понравились бизнесу

В частности, на время моратория был наложен запрет на выплату дивидендов и распределение прибыли, расчет с участником в случае его выхода из состава акционеров, прекращение обязательств путем зачета, а также обращение взыскания на заложенное имущество. Похоже, что именно этот набор ограничений не устроил крупный российский бизнес.

Перспектива лишиться возможности распределения прибыли и выплаты дивидендов явно озадачила акционеров крупнейших российских компаний, вызвав их крайне негативную реакцию.

Похоже, что российские законодатели упустили этот важнейший момент, т.к. ни в законе, ни в постановлении правительства изначально не была предусмотрена возможность для отдельных компаний по своей инициативе отказываться от включения в такой список.

Как обычно у нас бывает «по просьбе трудящихся», компаниям разрешат отказываться от моратория на банкротство.

Поэтому, идя навстречу пожеланиям крупных российских акционеров, 17 апреля 2020 года Госдума во втором и третьем чтении приняла поправки, разрешающие организациям и ИП, попавшим под действие моратория на банкротство, отказаться от него по собственной инициативе.

Теперь любая компания или ИП, включенные в список организаций, на которые распространяется действие моратория, могут от него отказаться путем внесения соответствующей записи в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

Таким образом, благодаря этой поправке компании сохранят за собой возможность распределять прибыль и выплачивать дивиденды во время моратория. При этом в случае продления моратория на банкротство на срок более шести месяцев, компаниям, желающим остаться вне списка, нужно будет снова заявить о своем отказе по такой же процедуре.

Кроме того:

Новыми поправками отменяется положение о ничтожности всех имущественных и обязательственных сделок должника, совершаемых во время действия моратория, если их цена составляет более 1% стоимости активов. Заметим, что если бы это положение осталось в силе, то компаниям и ИП, попавшим в список, было бы крайне трудно, если вообще возможно, предпринимать что-либо для спасения своего бизнеса.

Проект на сайте ГД https://sozd.duma.gov.ru/bill/685368-7.

Что в итоге можем получить

Экономические последствия недавно веденного моратория на банкротство дадут о себе знать несколько позже. В то же время уже сейчас понятно, что преследуемые правительством цели вряд ли будут достигнуты.

Во-первых, на фоне экономической рецессии, мораторий на банкротство без существенной материальной помощи организациям и ИП со стороны государства не может ничего изменить в лучшую сторону. Он лишь оттянет неминуемую развязку, которая в случае такого отложенного сценария скорее всего будет более драматичной.

Во-вторых, введение моратория неминуемо приведет к массовым злоупотреблениям «на легальной основе», когда платежеспособные организации и ИП, внесенные в список, перестанут выполнять свои обязательства, не опасаясь ни неустоек, ни попыток взыскания долгов, ни даже инициации банкротства.

Более того, с учетом того, что новые поправки снимают ограничения на сделки, превышающие по стоимости 1% активов, будет немало случаев, когда компании и ИП, уже находящиеся на грани банкротства, берут на себя заведомо невыполнимые обязательства с целью их монетизации и вывода прибыли в течение действия моратория.

В-третьих, в незавидной ситуации оказались кредиторы.

По факту получилось так, что должникам можно на время моратория попросту не выполнять свои обязательства, не опасаясь того, что кредиторы будут начислять им неустойки, пытаться взыскать долги или инициировать процедуру их банкротства. При этом совершенно непонятно как, с точки зрения законодателя, в этой ситуации должны поступать кредиторы. Просто сидеть и ждать окончания моратория?

Ведь кредиторы — это в массе свой те же компании и ИП, которые в силу конкретных обстоятельств выступают то в роли кредитора, то в роли должника. И независимо от того, вошли ли они в список наиболее пострадавших, системообразующих или стратегических, положение тех, кто оказался на момент вступления в силу моратория в роли кредитора, совсем незавидное, если не сказать безвыходное.

Для тех кто не является «наиболее пострадавшим».

Обращаю внимание, что субсидиарную ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о банкротстве никто не отменял (ст. 61.12 Закона о банкротстве)

Это сейчас кажется, что форс-мажорные обстоятельства очевидны. Через несколько лет свою добросовестность и разумность придется доказывать в суде с помощью документов самостоятельно.

Рекомендация всем руководителям и потенциально контролирующим бизнес лицам:

— собирайте документы о своей добросовестности и внешних причинах ухудшения бизнес-показателей уже сейчас. Ведь когда пандемия закончится, будет сложно восстановить картину реальных событий. А привлечь к ответственности директоров могут в течение трех лет после наступления банкротства, когда все документы будут у конкурсного управляющего.

Иммунитет от кредиторов

В апреле правительство России ввело полугодовой мораторий на банкротство, призванный защитить стратегические и системообразующие организации, а также компании из наиболее пострадавших от пандемии коронавируса отраслей.

Эта ограничительная мера предполагала временный запрет на принудительное взыскание долгов и банкротство таких должников со стороны их кредиторов.

О том, с какими проблемами после введения моратория столкнулись суды и чего ожидать бизнесу после снятия ограничений,— в материале “Ъ”.

Нормативное регулирование

26 марта на фоне разгорающейся пандемии COVID-19 правительство РФ внесло в Госдуму законопроект, предлагающий возможность введения моратория на банкротство для отдельных категорий должников. Поправки в закон были приняты весьма оперативно и вступили в силу уже 1 апреля.

Согласно изменениям, начисление неустоек и принудительное взыскание долгов с лиц, указанных в перечне правительства, временно приостанавливалось, на этот период кредиторам также запрещалось их банкротить. Сами должники при этом не лишались права инициировать свое банкротство.

Правительство, в свою очередь, 3 апреля подписало постановление о введении моратория на полгода, установив перечень подпадающих под него лиц (документ вступил в силу с 6 апреля — даты официального опубликования — и действует до 6 октября).

В результате в мораторный список вошли ИП и юридические лица, чей основной вид деятельности по ОКВЭД (по состоянию на 1 марта) указан в списке правительства, а также системообразующие и стратегические предприятия.

«В итоге под действие моратория подпали почти 1,3 млн организаций и индивидуальных предпринимателей, занятых в сфере авиаперевозок, туроператорской деятельности, организации выставок и мероприятий, гостиничном, ресторанном бизнесе и других сферах экономики, признанных наиболее пострадавшими от карантинных мер»,— констатирует адвокат практики «Разрешение споров/Арбитраж» АБ «Андрей Городисский и Партнеры» Дмитрий Якушев.

Партнер Vegas Lex Александр Вязовик обращал внимание, что введенные ограничения направлены на сохранение бизнеса и имущества должников и должны позволить им «восстановить платежеспособность и аккумулировать достаточные средства для расчетов с кредиторами в будущем».

Эту точку зрения разделяет и Дмитрий Якушев: «Безусловно, эти меры поддержки значительно снижают долговую нагрузку на компании, пострадавшие от пандемии».

Но все юристы обращали внимание на то, что мораторий лишь предоставляет отсрочку по уплате долгов, при этом не уменьшая и не списывая их, а также прогнозировали значительный рост числа банкротств после окончания периода ограничений.

После принятия поправок партнер «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева советовала предприятиям-кредиторам проанализировать своих контрагентов для выявления подпавших под мораторий, а тем из них, кто и сам оказался в этом перечне,— проанализировать налагаемые ограничения и просчитать финансовые риски.

Должникам, не вошедшим в мораторный список, и их кредиторам госпожа Литовцева рекомендовала при наличии оснований прибегнуть к механизму банкротства и не откладывать эту процедуру.

В противном случае это может снизить шансы кредиторов на погашение требований и параллельно увеличить риски для контролирующих должника лиц быть привлеченными к субсидиарной ответственности, указывала она.

Советник АБ ЕПАМ Евгений Гурченко тогда отмечал, что помимо моратория для поддержки компаний из пострадавших отраслей нужны и другие меры, а сам по себе запрет принудительного взыскания долгов и инициирования банкротства далеко не всегда позволит восстановить платежеспособность таких должников.

Кроме того, по его мнению, сокращение количества банкротств в период моратория после снятия ограничений может привести к их кратному росту, причем не только в отношении должников, но и кредиторов, которые не могли взыскать долги с подмораторных контрагентов, а затем и сами оказались в просрочке перед собственными кредиторами.

В середине апреля закон обогатился поправками, дающими право подпавшим под мораторий компаниям отказаться от его применения через публикацию на Федресурсе, а также отменяющими условие о ничтожности почти всех сделок должников, совершенных в период действия моратория (если их цена превышает 1% стоимости активов лица). К концу лета число отказов от предоставляемых мораторием привилегий и налагаемых им ограничений оказалось не слишком значительным: по состоянию на 30 августа таких юридических лиц и ИП насчитывалось 755.

Председатель «Банкротного клуба» Олег Зайцев, участвовавший в разработке закона о моратории на банкротство, объясняет причины отказа тем, что «мораторий является болезненным не только для кредиторов, но и для должников, поэтому совершенно ожидаемо, что здоровые должники (те, чья платежеспособность сохранилась, несмотря на пандемию) захотели отказаться от применения моратория».

Читайте также:  Как написать жалобу в жилищную инспекцию: образец и подача жалобы в ГЖИ

Дело в том, что мораторий на банкротство частично ограничивает как возможности кредиторов, так и деятельность компаний, на которые он распространяется, продолжает его мысль Дмитрий Якушев: «В частности, таким компаниям запрещается распределять прибыль между участниками, выплачивать дивиденды, совершать сделки по зачету взаимных требований, участникам запрещено выходить из бизнеса, требуя выплаты действительной стоимости их доли и так далее. Таким образом, компания, подпавшая под действие моратория, но не испытывающая финансовых затруднений, получила право освободиться от этих ограничений и продолжать деятельность в обычном режиме». Дополнительной причиной, по мнению юристов, может быть опасение контрагентов заключать договоры с лицами, получившими банкротный иммунитет.

Проблемы правоприменения

Для удобства проверки контрагентов ФНС РФ создала специальный сервис, позволяющий уточнить, распространяется ли мораторий на конкретного должника https://service.nalog.ru/covid/index.html. Но даже это не удержало некоторых кредиторов от попыток обанкротить защищаемых государством лиц.

Анализ практики арбитражных судов по итогам первых недель действия банкротного моратория, с одной стороны, показал отсутствие единого подхода в обосновании мотивов, а с другой — стойкое намерение защитить пострадавшие бизнесы.

В большинстве случаев суды самостоятельно проверяли, подпадает ли должник под мораторий.

Если название компании-должника значилось в онлайн-списке ФНС либо основной вид его деятельности по кодам ОКВЭД давал право на мораторий (оба пункта могли сочетаться) — в судебном акте ставилась соответствующая ссылка и заявления возвращались кредиторам.

В ряде случаев судам хватало для возврата дополнительного кода ОКВЭД, а некоторые и вовсе ссылались на введение правительством моратория без подробных объяснений. Такой патернализм отчасти может быть вызван тем, что фактический вид деятельности многих российских предпринимателей и компаний, позволяющий подпасть под мораторий, не соответствует основному коду ОКВЭД.

Некоторые суды предпочли переложить проверку должников на плечи самих кредиторов: они оставляли без движения заявления о банкротстве, требуя от инициаторов доказательств, что мораторий не распространяется на это лицо. Иногда стремление защитить подмораторных должников и вовсе выходило за рамки предоставленной государством помощи пострадавшим.

Так, в целом ряде случаев суды отказались выдать кредиторам исполнительные листы до прекращения действия моратория и даже соглашались снять аресты с имущества должника, мотивируя это запретом принудительного взыскания.

В тот момент юристы указывали на ошибочное понимание судами государственных мер поддержки, позднее эту ситуацию исправил Верховный суд РФ (ВС).

Кроме того, имели место случаи распространения моратория на должников, не включенных в список правительства, но входящих в холдинг, отнесенный к системообразующим организациям (АО «Волгострой» из холдинга «Евроцемент Групп»).

Мнения юристов на этот счет разделились: одни считали, что необходимо прямо отнести конкретного должника к числу подмораторных, другие называли это допустимым, в том числе потому, что правительство, утверждая перечень системообразующих организаций, также учитывает их групповую (холдинговую) структуру.

В основном суды защищали должников широким толкованием норм о моратории, но были и случаи, когда правила трактовались ограничительно и в пользу кредиторов. Так, Четвертый арбитражный апелляционный суд решил, что факта отнесения компании к пострадавшим отраслям недостаточно для предоставления ей защиты от кредиторов.

В июне апелляция отказалась приостановить исполнительное производство по взысканию 223,6 млн руб. с авиакомпании «Якутия».

Суд не просто не увидел угрозы банкротства авиакомпании, но и решил, что для применения запрета принудительного взыскания перевозчик должен находиться в процессе банкротства, так как правила о моратории включены в закон о несостоятельности.

Юристов немало удивила такая позиция суда.

При таком ограничительном толковании смысл норм о моратории полностью теряется, так как последствия введения процедур банкротства — наблюдения и конкурсного производства — сами по себе предусматривают приостановление и прекращение исполнительного производства, указывал управляющий партнер «Арбитраж.ру» Даниил Савченко. Партнер MGP Lawyers Денис Быканов допускал, что такая трактовка связана с «крайне небрежной формулировкой» нормы, а также с тем, что упомянутое правило включено не в закон об исполнительном производстве, а в закон о банкротстве. При этом, по мнению Олега Зайцева, суд вправе проверить платежеспособность должника и, «если лицо из пострадавшей отрасли переносит пандемию без финансовых затруднений, оно не должно получать мораторные привилегии».

Проблемы правоприменения привлекли внимание высшей судебной инстанции. Так, 21 апреля ВС в обзоре практики №1 дал первые разъяснения насчет применения моратория, указав, что для возврата заявления кредитора о признании должника банкротом суду достаточно установить, что должник включен в мораторный список.

«Обстоятельства возникновения задолженности должника перед кредиторами (в том числе причины, по которым она возникла, связь с основанием для введения моратория), а также период ее возникновения правового значения не имеют», подчеркивалось в обзоре.

Кроме того, в документе уточнялось, что иски к таким должникам продолжают рассматриваться судами, а на решения судов продолжают выдаваться исполнительные листы.

Закон предусматривает приостановление исполнительного производства в отношении подмораторных должников, но, как отметил ВС, аресты на их имущество сохраняются и даже могут быть наложены новые. Тем самым практика отказа в выдаче исполнительных листов была пресечена.

30 апреля ВС выпустил второй обзор практики, часть которого также была посвящена вопросам применения моратория. Ряд положений документа защищал интересы кредиторов — к примеру, если подмораторный должник заявит о своей ликвидации, то с него снимается банкротный иммунитет и кредиторы вправе инициировать процедуру, говорилось в обзоре.

Более того, ликвидатор такого должника обязан сам обратиться за признанием того банкротом при наличии признаков несостоятельности.

Здесь ВС пояснил, что цель моратория — защитить должников, пострадавших из-за пандемии, и дать им возможность «вернуться к нормальной хозяйственной деятельности» по окончании карантинных мер, но в случае, если лицо самостоятельно заявляет о своей ликвидации, речь о спасении бизнеса уже не идет.

Другая часть разъяснений касалась защиты подмораторных должников. Во-первых, для того, чтобы обанкротить должника после окончания моратория, кредиторам нужно будет снова разместить на Федресурсе сообщение о намерении признать лицо банкротом (за 15 дней до обращения в суд), даже если они публиковали такое уведомление ранее.

Во-вторых, в отношении подмораторных должников приостанавливается начисление не только неустоек по требованиям, возникшим до введения моратория, но и процентов по ст. 395 Гражданского кодекса (за нарушение исполнения денежных обязательств). В-третьих, ВС устранил пробел в законе, позволяющий кредиторам обойти ограничения на принудительное взыскание долга.

Согласно поправкам, исполнительное производство приостанавливалось и приставы не могли обратить взыскание на имущество подмораторного должника, однако у кредиторов оставалась возможность направить исполнительный лист на взыскание долга непосредственно в банк, где у должника были счета.

ВС указал, что мораторий подразумевает невозможность любого принудительного взыскания с должников из списка, в том числе через кредитные организации.

Подводя итоги летней практики, можно сказать, что круг защищаемых от банкротства лиц расширился еще больше: суды спасают и тех должников, чьи дела о банкротстве были возбуждены до введения моратория и даже до объявления пандемии.

Закон говорит лишь о том, что, если до введения моратория суд не принял заявление кредитора о банкротстве должника к производству, оно возвращается, а дело не возбуждается.

Однако не ясно, что делать, если в срок до 6 апреля заявление кредитора было принято и дело возбуждено, но ни одну из банкротных процедур суд ввести не успел.

Все осложнялось еще и тем, что после объявления карантина в марте работа судов в течение двух месяцев ограничивалась только рассмотрением неотложных вопросов — как следствие, кредиторам приходилось до полугода ожидать подвижек по банкротному делу, а в результате суды отказывались вводить в отношении должников какую-либо процедуру банкротства, дела приостанавливали или прекращали.

ВС пока не дал разъяснений по этому вопросу. По мнению адвоката практики реструктуризации и банкротства Art de Lex Юлии Шиловой, такие действия судов соответствуют цели введения моратория и «в любом случае решают задачу по предотвращению одновременного массового банкротства предприятий из наиболее пострадавших сфер».

Впрочем, партнер МЭФ PKF Александр Овеснов высказывал опасения, что поголовное прекращение дел всех должников, по которым не успели ввести процедуру банкротства, может привести к злоупотреблениям.

По его словам, «если к банкротству должника привели не пандемия и эпидемиологическая ситуация в стране и мире, то блокировка процедуры банкротства должна трактоваться как нарушение прав кредиторов и на таких должников мораторий распространяться не должен».

Оценки и прогнозы на будущее

В целом юристы одобряют принятые правительством меры по защите бизнеса от принудительного банкротства. «Нет никаких сомнений в правильности введения моратория,— уверен Олег Зайцев.

Читайте также:  Чем опасен договор дарения для пенсионеров: разъяснения юриста

— Уровень неопределенности прогноза экономической ситуации на момент начала пандемии был беспрецедентно высок, и потому запускать волну банкротств бизнесов в этот момент было бы явно неверно со всех точек зрения — и должники, и кредиторы, и суды не смогли бы принимать рациональные решения о судьбе бизнеса, пострадавшего от ограничительных мер в связи с пандемией».

С ним согласен и Дмитрий Якушев: «Введение моратория, безусловно, было позитивной и своевременной мерой, направленной на поддержку компаний, наиболее серьезно пострадавших от пандемии коронавируса.

Аналогичные меры были введены во многих странах, поэтому действия правительства РФ согласуются с общемировой тенденцией». Господин Зайцев уточняет, что в той или иной форме мораторий ввели, в частности, Германия, Англия, Испания и Индия.

А в Испании и Франции компании освободили от обязанности подавать заявления о собственном банкротстве на период действия введенного там режима чрезвычайного положения, добавляет господин Якушев.

По мнению Олега Зайцева, «основной трудностью применения моратория стало то, что критерии его применения были описаны в законе и постановлении правительства очень абстрактно, а потому не всегда легко понять, справедливо ли применять мораторий к конкретному должнику».

Господин Якушев отмечает, что в ряде случаев суды чрезмерно поддерживали компании, подпавшие под действие моратория, делая это в ущерб кредиторам.

При этом председатель «Банкротного клуба» указывает, что судебная практика по применению моратория только начинает формироваться, а «самые серьезные споры начнутся уже после окончания моратория».

Юристы не сомневаются, что уже в октябре, когда действие моратория закончится, количество банкротств возрастет — вопрос лишь насколько.

«Учитывая, что летом серьезно ослабили ограничения, связанные с пандемией, ряд бизнесов вернулся к нормальной финансовой деятельности, и потому есть шанс, что по окончании моратория дел о банкротстве будет не так много»,— выражает надежду господин Зайцев. По этой же причине он предполагает, что правительство не будет продлевать мораторий.

Дмитрий Якушев констатирует, что благодаря мораторию компании лишь получили отсрочку, поэтому с большой вероятностью после его окончания количество банкротств возрастет, «особенно в сфере гостиничного и ресторанного бизнесов, которые в связи с действующими ограничениями в сфере туризма могли не успеть восстановить свое докризисное имущественное положение». По его мнению, возможно, имеет смысл продлить мораторий для тех компаний, на деятельность которых до сих пор наложены карантинные ограничения либо эти ограничения были сняты недавно (кинотеатры, выставки, компании, занятые в сфере организации массовых мероприятий).

Анна Занина

Прекращение моратория на банкротство: каких последствий ожидать – АКГ «Деловой профиль»

Право вводить мораторий на банкротство появилось с 1 апреля 2020 года в связи с распространением коронавирусной инфекции (статья 9.1 Закона РФ о банкротстве) и действовало вплоть до 7 октября 2020 года. Далее период действия моратория был продлен постановлением Правительства еще на 3 месяца – до 7 января 2021 года.

Правовой механизм моратория на банкротство

Следует обратить внимание, что мораторий на банкротство – это временное ограничение на подачу кредиторами заявления о банкротстве компании или индивидуального предпринимателя.

В период его действия суды возвращают заявления кредиторов о финансовой несостоятельности должника.

Благодаря мораторию на банкротство у ИП и организаций с долгами появилась возможность получить судебную рассрочку и продолжить свою деятельность без потери имущества.

Действие моратория распространялось на ИП и юридических лиц, работающих в отраслях, включенных в специальный перечень, утвержденный Правительством РФ. В частности, в перечень включены:

  • транспортная деятельность;
  • культура, организация досуга и развлечений;
  • спортивная деятельность;
  • туристическая деятельность;
  • гостиничное дело;
  • общественное питание;
  • образовательные организации, занимающиеся дополнительным образованием;
  • деятельность по проведению конференций и выставок;
  • бытовые услуги (химчистка, парикмахерские, ремонт, стирка);
  • здравоохранение;
  • розничная торговля непродовольственными товарами;
  • производство печатной продукцией и СМИ.

После применения моратория в отношении должника приостанавливаются имущественные взыскания и исполнительные производства, также на должника не начисляются какие-либо штрафы и пени. Вместе с тем, он лишается права распределять прибыль и выкупать долю у учредителей.

Важным моментом во всем вышеуказанном является тот факт, что должник вправе отказаться от моратория, опубликовав сообщение об этом на портале ЕФРСБ. С момента отказа процедура банкротства проводится в общем порядке. Однако, по данным Федресурса на начало октября, таким правом воспользовалось всего чуть более 700 организаций.

Таким образом, мораторий дал, в том числе и психологическую поддержку многим предприятиям и ИП, чтобы последние могли собраться с силами для дальнейшего существования своего бизнеса.

Последствия снятия моратория на банкротство

Мораторий на банкротство: основные вопросы

В чем суть моратория на банкротство?

Мораторий действует с 1 апреля 2022 г. и продлится как минимум 6 месяцев – до 1 октября 2022 г. (Постановление от 28 марта 2022 г. № 497). Он введен для того, чтобы помочь бизнес-представителям и обычным гражданам справиться со сложной финансовой ситуацией во время проведения военной операции на Украине и действия санкций.

Мораторий запрещает обращаться в суд с заявлением о несостоятельности должника. Если кредитор подаст такое заявление в период с 1 апреля по 1 октября 2022 г., суд вернет его, ссылаясь на Постановление Правительства РФ от 28 марта 2022 г. № 497.

Также могут вернуть поданные до 1 апреля заявления, вопрос о принятии которых к рассмотрению не был решен судом к дате введения моратория. По закону такое решение должно быть принято в течение 5 дней со дня поступления заявления в суд.

Суть моратория заключается в лишении кредиторов права подавать новые заявления о банкротстве и освобождении руководителей организаций, предпринимателей и граждан-должников от обязанности инициировать процедуру собственной несостоятельности при наличии признаков неплатежеспособности.

Даже если должник испытывает финансовые трудности и не может платить по обязательствам, разрешается не заявлять о банкротстве. Это не повлечет последствий в виде штрафных санкций и субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Однако уже инициированные процедуры несостоятельности не прекращаются и не приостанавливаются.

Мораторий автоматически запускает продолжниковые механизмы, предусмотренные п. 3 ст. 9.1 Закона «О несостоятельности (банкротстве)».

В частности, не начисляются пени и штрафы за просрочку выполнения обязательств по договорам и несвоевременное внесение обязательных платежей; приостанавливаются исполнительные производства по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до 1 апреля 2022 г.; кредиторы не вправе обратить взыскание на залоговое имущество.

Какие у моратория есть плюсы и минусы для должников? Плюсы моратория ощутят все – компании, индивидуальные предприниматели и граждане. Например, многие удивились, что с 1 апреля с их счетов больше не списывают деньги по исполнительным листам, банки и МФО перестали начислять штрафы за просрочку по кредитам и займам, а в счетах за ЖКХ не рассчитывают пени.

Те, кто взял ипотеку или автокредит, не потеряют квартиру или машину в период с 1 апреля по 1 октября 2022 г., так как кредиторы не имеют права забирать и реализовывать залоговое имущество. Полгода можно жить спокойно. Но должникам все же следует позаботиться о своем финансовом положении и к концу моратория войти в график платежей, чтобы не потерять имущество.

По коммерческим договорам не будут начисляться штрафные санкции за просрочку платежей и невыполнение обязательств. За 6 месяцев моратория нельзя взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами. Полгода налоговая служба не будет начислять налогоплательщикам штрафы и пени.

Однако должники по-прежнему обязаны исполнять требования об уплате алиментов, о возмещении вреда жизни или здоровью и выплате заработной платы.

Минусы введения моратория касаются бизнеса. Компаниям запрещается в этот период выплачивать дивиденды и доходы по долям, распределять прибыль между участниками.

Например, если учредитель пожелает выйти из общества, он не получит стоимость своей доли до 1 октября 2022 г. Фактически собственники компаний и бенефициары не смогут получить деньги на руки.

Чтобы обойти эти ограничения, можно отказаться от моратория.

Как отказаться от моратория? Компания может избежать нежелательных ограничений, связанных с введением моратория на банкротство. Достаточно подать заявление через Единый федеральный реестр сведений о банкротстве. Это можно сделать онлайн на официальном сайте в разделе «Срочная публикация заявления об отказе от применения моратория на банкротство в Федресурсе».

Однако после регистрации отказа вновь заработают все исполнительные производства. А кредиторы смогут инициировать банкротство в отношении должника.

Возможно ли банкротство по собственной инициативе? Должники по-прежнему могут подать заявление о своем банкротстве в арбитражный суд, если считают это целесообразным. То есть мораторий освобождает от обязанности заявить о несостоятельности, но не лишает такого права.

Как бонус: если должник в период действия моратория подаст в суд заявление о собственном банкротстве, он сможет получить судебную рассрочку выплаты задолженности до 3 лет без согласия кредиторов. Условия предоставления судебной рассрочки без согласия кредиторов описаны в п. 3.1 ст. 9.1 Закона о банкротстве.

Если кратко: рассрочка предоставляется по заявлению должника, если он подал заявление о банкротстве в период действия моратория и в отношении него уже ввели процедуру наблюдения (если должник – юридическое лицо) или процедуру реструктуризации (если должник – физическое лицо).

Читайте также:  Жалоба на Мегафон: куда обращаться, как составить, образцы жалоб и претензий

С заявлением о рассрочке можно обратиться не раньше даты проведения первого собрания кредиторов, так как на собрании может быть предложено мировое соглашение.

Каким требованиям должен отвечать должник? Его доходы за отчетный период календарного года, в котором возбуждено дело о банкротстве, должны быть как минимум на 20 % ниже доходов за тот же период предыдущего года.

Не должно быть задолженности по требованиям о возмещении причиненного жизни и здоровью вреда и по оплате труда (требования кредиторов первой и второй очереди). Не должно быть заявлений кредиторов о признании должника банкротом, поданных до даты введения моратория и возвращенных арбитражным судом в соответствии с п. 2 ст. 9.

1 Закона о банкротстве. Заявление должника о признании его банкротом должно быть подано не ранее 1 мая 2022 г. Должник должен представить арбитражному суду доказательства того, что собрание кредиторов отказалось подписывать мировое соглашение или воздержалось от рассмотрения этого вопроса. Судебная рассрочка предоставляется сроком на год. А если должник относится к стратегическим предприятиям и его доходы сократились на 50% и более, то этот срок может быть больше – до 3 лет.

Это все касается только процедуры банкротства. Обычной ликвидации это не касается.

Источник

Изображение

Мораторий на банкротство продлен до января 2021 года

Информируем Вас о том, что Постановлением Правительства РФ от 01 октября 2020 г. № 1587
продлено до 07 января 2021 г. действие моратория на банкротство ряда категорий должников по
заявлению их кредиторов.

В этой связи мы бы хотели обратить внимание на ключевые положения, связанные с режимом моратория и продлением его действия.

1. Мораторий – первые итоги

Подводить предварительные результаты первых 6 месяцев действия моратория пока преждевременно. Тем не менее, уже сейчас существует ряд очевидных сложностей в практическом применении мораторного регулирования.

Прежде всего, отметим формальность как критерия для распространения моратория на определенных юридических лиц в виде кода ОКВЭД, ведь нередко фактическая основная деятельность
компании указана в качестве дополнительного вида деятельности или не указана вовсе. Однако
суды занимают сугубо формальную позицию и отказывают в применении моратория, если основной код ОКВЭД не входит в перечень.

Кроме того, несмотря на предельную ясность закона в части судьбы заявлений, принятых к производству на момент введения моратория, – они подлежат дальнейшему рассмотрению, на практике
возникают сложности.

В частности, арбитражные суды зачастую защищали от банкротства со
ссылкой на мораторий и тех должников, которых кредиторы начали банкротить задолго до пандемии и мер правительства по смягчению ее последствий.

2. На кого распространяется продление моратория?

После продления из-под действия моратория выведена часть должников: иммунитет от банкротства по требованиям кредиторов сохранится только у юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, которые осуществляют деятельность в одной из наиболее пострадавших от пандемии сфер, определенных Правительством РФ (в основном это отрасли розничной торговли и предоставления услуг населению, культуры, досуга и спорта, а также транспортная деятельность).

Для проверки вопроса о том, входит ли компания с определенным ОКВЭД в список пострадавших
отраслей, достаточно указать ИНН / ОГРН организации на сайте ФНС России.

Таким образом, мораторий не будет распространяться на стратегические и системообразующие
предприятия. При этом в случае возбуждения дела о банкротстве таких должников, периоды «глубины» оспаривания сделок по специальным банкротным основаниям продлеваются на период действия моратория.

По статистике ФНС России, мораторий затронет более 517 тысяч компаний и 1,6 миллиона индивидуальных предпринимателей.

3. Какие последствия подразумевает продление моратория?

Подробно о последствиях введения моратория мы рассказывали в рамках информационного письма
«Мораторий на банкротство». В основном данные последствия заключаются в невозможности для кредиторов инициировать процедуру банкротства подмораторного лица, а также осуществить любое принудительное взыскание задолженности с него.

При этом, сам должник, подпадающий под действие моратория, не лишается права заявить о
своем банкротстве.

В свою очередь в отношении подмораторных компаний действует ряд ограничений, в частности, запрет на какие-либо выплаты по корпоративным правам (в т.ч.

на выплату
дивидендов) и выкуп либо приобретение должником размещенных акций, а также совершение зачетов в нарушение очередности, предусмотренной Законом о банкротстве.

4. Возможно ли компании отказаться от моратория?

Лицо, подпадающее под мораторий, по-прежнему сохраняет возможность выйти из-под его действия путем опубликования соответствующей информации в Федресурсе. Обращаем внимание, что
ранее опубликованный отказ с даты продления моратория утрачивает силу, в связи с чем необходима повторная публикация.

По данным Федресурса, на конец августа 2020 года среди отказавшихся – порядка 750 организаций
(из 3,5 млн попавших под мораторий).

5. Какие возможности для компаний открывает мораторий?

Помимо очевидного преимущества в виде защиты от требований кредиторов, одной из главных новелл ст. 9.1 Закона о банкротстве является возможность получения должником, подпадающим под
мораторий, судебной рассрочки выплаты долгов.

По факту, судебная рассрочка – прообраз реабилитационной процедуры (т.е.

направленной на восстановление платежеспособности), которая имеет общие черты с мировым соглашением: должник
получает возможность погасить долги, сохраняет имущество, а его руководители – свои полномочия.

Ключевое отличие (и в то же время преимущество) судебной рассрочки от мирового соглашения состоит в том, что для ее введения не требуется согласие кредиторов, а достаточно удовлетворения судом заявления о ее предоставлении.

6. Что представляет собой судебная рассрочка?

Судебная рассрочка предусматривает для должника возможность погасить обязательства перед
кредиторами, которые «созрели» на момент введения рассрочки или «созреют» в течение года после ее введения, равными ежемесячными платежами.

Период рассрочки по умолчанию составляет 1 год, однако может быть увеличен до 2 лет, а для
стратегических предприятий – до 3, если выручка должника сократилась более чем на 50%, но в
таком случае должник обязан предоставить необеспеченным кредиторам обеспечение в виде банковской гарантии или залога, в связи с чем получить рассрочку на срок более года на практике
будет сложно.

7. Как получить судебную рассрочку?

Должник, подпадающий под мораторий, вправе обратиться в рамках дела о банкротстве с заявлением о предоставлении судебной рассрочки, при соблюдении следующих условий:

  • {{A)}} Доходы должника упали более чем на 20% по сравнению с доходами за аналогичный период предыдущего календарного года. Поскольку Закон о банкротстве не указывает, что подразумевается под «аналогичным периодом», на практике такие периоды целесообразно определять по аналогии с периодами уплаты налога на прибыль.
  • {{B)}} Инициация самим должником банкротства в период моратория, при условии, что до введения моратория никто не обращался с заявлением о банкротстве должника;
  • {{C)}} Введение процедуры наблюдения и проведение первого собрания кредиторов должника, на котором не было принято решение об утверждении мирового соглашения. В этой связи получение рассрочки на практике возможно лишь по истечении 5-6 месяцев с даты введения в отношении должника процедуры наблюдения.
  • {{D)}} Должник должен погасить задолженность перед гражданами за причинение вреда жизни или здоровью и по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору.

Учитывая схожесть правового регулирования институтов судебной рассрочки и мирового соглашения в банкротстве, мы предполагаем, что последующая судебная практика сформирует дополнительные критерии, необходимые для применения данной процедуры. Например, (а) экономическая обоснованность плана реабилитации или (б) отсутствие ухудшения положения кредиторов по сравнению с ситуацией, если бы должник попал в конкурсное производство.

8. Какие права имеют кредиторы в период судебной рассрочки?

Кредиторы, размер требований которых составляет более 10% от общей суммы реестра требований
кредиторов, имеют право доступа к информации об имуществе и обязательствах должника, а также
право на получение ежеквартального отчета об исполнении судебной рассрочки.

В случае неисполнения условий судебной рассрочки кредиторы вправе подать ходатайство об отмене рассрочки и возобновлении производства по делу о банкротстве.

Надеемся, предоставленная информация окажется для Вас полезной. Если Вы или кто-то из Ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы.

Практика: Разрешение споров,
Реструктуризация и банкротство

Примечание: Обращаем Ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Авторы данного письма не несут ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *