Преступления в сфере банкротства: виды, кого наказывают и как расследуются преступления

При осуществлении банкротства помимо субсидиарной (материальной) ответственности предприниматели могут еще нести административную и уголовную ответственность. Михаил Кучин рассказывает о банкротных статьях УК РФ и о том, как не совершить ошибку при банкротстве компании.

Содержание статьи

У лиц, над головой которых нависла угроза банкротства, зачастую возникает желание сохранить как можно больше своих активов после завершения данной процедуры и избавления от долгов.

Преследуя данную цель, должники порой совершают действия, которые влекут за собой уголовную ответственность.

Российский уголовный кодекс содержит три специальных статьи, предусматривающих наказание за деяния, связанные с процедурой банкротства.

Неправомерные действия при банкротстве (Ст. 195 УК РФ)

Данной статьей охватывается целый ряд преступных деяний, которые подразделены на три группы.

  1. К первой группе (часть 1) относятся: сокрытие самого имущества (имущественных прав) или информации о нем, т.е. их полное или частичное утаивание, передача имущества во временное владение иным лицам, его отчуждение или уничтожение, а также уничтожение или подделка бухгалтерских или иных учетных документов. Например, перевод долга по дебиторской задолженности на дружественную компанию; передача имущества в счет погашения задолженности по мнимым сделкам; подача заявления в полицию о краже дорогостоящего имущества, которое должник в действительности утаивает.
  2. Вторая группа (часть 2) охватывает действия, совершаемые должником в интересах отдельных кредиторов в ущерб иным кредиторам. Например, нарушается очередность кредиторов, предусмотренная ГК РФ; в нарушение графика погашения задолженности в ходе финансового оздоровления должник осуществляет платежи отдельным кредиторам в ущерб другим.
  3. В третью группу (часть 3) законодатель включает действия должника, направленные на создание условий, которые не позволяют арбитражному управляющему в полной мере осуществлять свои функции. Например, ограничение доступа в помещение, к документации и иным носителям информации, уклонение или отказ от передачи документов или имущества.

Данная статья предусматривает уголовную ответственность за действия, которые препятствует правильному проведению процедуры банкротства и полноценному удовлетворению интересов кредиторов.

К лицам, которые могут быть привлечены к ответственности по данной статье, относятся: граждане, в том числе индивидуальные предприниматели, руководители организаций, учредители, члены совета директоров, а также сам арбитражный управляющий.

Доказательство неправомерных действий

Чтобы привлечь к уголовной ответственности генерального директора при банкротстве по ст.195 УК РФ, требуются доказательства вины, умысла и установления причинно-следственной связи между его действиями (бездействием) и причиненным ущербом интересам кредиторов.

В качестве доказательств неправомерных действий должника могут расцениваться различные его шаги. Ряд преступлений по ч.1 и 2 ст.195 УК РФ совершается еще до обращения в суд с заявлением о банкротстве. Например, вывод активов в целях последующего банкротства.

К преступным деяниям будет относиться также предоставление ложных сведений или умышленное сокрытие информации об имеющемся имуществе и иных активах, которые должник указывает в отзыве на заявление кредитора о признании банкротом. Основанием для возбуждения уголовного дела в рамках банкротства могут послужить такие действия должника, как:

  • заключение и исполнение договоров, заключенных на явно невыгодных для должника условиях;
  • заключение договоров с заведомо неплатежеспособными организациями и оплата по ним;
  • списание денежных средств на неподтвержденные документально издержки;
  • оформление задним числом договоров займа; выдача доверенностей на переоформление прав на имущество должника.

Обычно на практике недостоверность сведений, факты фальсификации выявляются арбитражным управляющим в процессе анализа первичной документации.

Преступления в сфере банкротства: виды, кого наказывают и как расследуются преступления

Воспользуйтесь бесплатной помощью опытного юриста по ссылке ниже. Консультация возможна онлайн или в нашем московском офисе.

Преднамеренное банкротство (Ст. 196 УК РФ)

Уголовная ответственность за преднамеренное банкротство юридического лица является наиболее частым явлением. Это те случаи, когда предприниматель специально довел свою компанию до банкротства.

Признаки преднамеренного банкротства

  • Преднамеренное банкротство образуют действия (бездействие), направленные на искусственное создание неспособности должника (юридического лица, гражданина, индивидуального предпринимателя) в полном объёме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанности по уплате обязательных платежей.Причины ухудшения финансового положения заключаются в совершении определенных сделок и действий (бездействии) органов управления юридического лица или индивидуального
  • предпринимателя. Например:
  • 1) Заключение на условиях, не соответствующих рыночным и обычаям делового оборота, сделок:
  • по отчуждению имущества;
  • направленных на замещение или приобретение имущества менее ликвидного;
  • купли-продажи имущества, без которого невозможна основная деятельность;
  • связанных с возникновением обязательств, не обеспеченных имуществом;
  • по замене одних обязательств другими, заключенными на заведомо невыгодных условиях.

2) Непринятие мер для взыскания дебиторской задолженности.

Создание или увеличение неплатежеспособности должны повлечь за собой отсутствие возможности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Так, судебным приставом-исполнителем в рамках возбужденного исполнительного производства может быть установлено, что руководитель организации-должника, используя свои полномочия, заключил заведомо невыгодные сделки. Тем самым он увеличил кредиторскую задолженность и создал неплатежеспособность организации с целью ее банкротства.

Целями совершения данного преступления являются: завладение за бесценок имуществом обанкротившегося предприятия; невыполнение обязательства, поскольку требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными и т.д.

  • Преступления в сфере банкротства: виды, кого наказывают и как расследуются преступления

Проект наших партнеров Андрея Шевченко и Михаила Кучин, где они разбирают самые резонансные события в стране и их последствия для всех нас.

Все о новых законах и громких делах в России и в мире максимально доступно и без занудства.

Фиктивное банкротство (Ст. 197 УК РФ)

Данное преступление заключается в действиях по заведомо ложному публичному объявлению руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, индивидуальным предпринимателем — о своей несостоятельности, которые впоследствии причинили крупный ущерб. В этом случае оснований для банкротства нет, но предприниматель объявляет об этой процедуре с целью избежать каких-либо долгов, пеней, санкций и т.д.

Признаки фиктивного банкротства

Лицо осознает, что публично объявляя о своей несостоятельности, является платежеспособным, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба кредиторам и желает этого. Уголовная ответственность за фиктивное банкротство возникает, когда целями совершения данного преступления являются:

  • приостановление процедуры взыскания на свое имущество;
  • введение в заблуждение кредиторов для получения отсрочки;
  • рассрочки или скидки с причитающихся им платежей и т.д.

Преступления в сфере банкротства: виды, кого наказывают и как расследуются преступления

Как не совершить ошибку?

Чтобы минимизировать риски необходимо:

  • совершать все сделки, связанные с отчуждением имущества, в порядке, установленном законом. Особенно это касается крупных сделок и сделок с заинтересованностью, требующих согласования иных органов общества;
  • все хозяйственные операции должны отражаться в бухгалтерском учете и подтверждаться первичной документацией;
  • все хозяйственные операции должны быть экономически обоснованы. Если та или иная операция повлекла за собой убыток, то необходимо предпринять все меры для его минимизации. Также важно документально обосновать невозможность его устранения.

Указанные в ч.1 и 2 ст.195 УК РФ деяния будут являться преступлениями лишь при наличии двух обязательных признаков.

Во-первых, обязательным признаком преступлений является время их совершения. До вынесения судом решения о несостоятельности и об открытии конкурсного производства. И при наличии признаков банкротства, определяемых в соответствии с Законом о банкротстве.

Затем после вынесения судом такого решения лицо уже не обладает указанными признаками. Поэтому совершить рассматриваемое преступление оно не может.

Во-вторых, такими действиями должен быть причинен крупный ущерб в сумме. Он превышает два миллиона двести пятьдесят тысяч рублей. Если такого ущерба нет, тогда наступает административная ответственность.

Процедура банкротства сама по себе очень неприятна. Ваши кредиторы любыми способами и средствами будут стараться получить свои деньги. Для достижения этих целей они могут использовать разные рычаги, в том числе привлечение к ответственности. Вам же в свою очередь необходимо будет доказывать, что никакого злого умысла в ваших действиях не было.

  1. Рекомендуем к прочтению:
  2. Банкротство юридических лиц: как это работает, признаки, процедуры, виды | «Можно»
  3. 5 критичных ошибок при банкротстве компании | «Можно»

Уголовная ответственность в сфере банкротства

Суворова, Т. П. Уголовная ответственность в сфере банкротства / Т. П. Суворова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 1 (343). — С. 100-102. — URL: https://moluch.ru/archive/343/77272/ (дата обращения: 04.08.2022).



В статье рассмотрены данные судебной статистики и отдельные показатели единого федерального реестра юридически значимых сведений о фактах деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и иных субъектов экономической деятельности, характеризующие динамику банкротств и долю возвращенным кредиторам средств по результатам процедур банкротства компаний. По результатам выявлено минимальное применение уголовного законодательства в сфере банкротств юридических лиц при возможном наличии недобросовестных действий должников и контролирующих должников лиц. Повышение эффективности применения уголовной ответственности требует принятия поправок в УК РФ.

Ключевые слова: банкротство, криминальное банкротство, преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство.

Актуальность проблемы исследования определяется необходимостью противодействия противоправным деяниям в сфере банкротства в сложных экономических условиях. Снижение экономической активности, снижение реальных доходов населения в течение ряда лет и рост закредитованности привели к росту банкротств физических и юридических лиц.

Так, в 2019 г. на 56,8 % увеличилось количество банкротств физических лиц (включая индивидуальных предпринимателей), что составило около 69 тысяч банкроств. Требования кредиторов были удовлетворены всего на 3,5 %, в 71 % дел кредиторы не получили ничего при банкротстве физического лица.

Несмотря на снижение количества банкротств юридических лиц на 5,5 %, наблюдается снижение доли возвращенным кредиторам средств. Так, в 68 % дел кредиторы не получили ничего. По результатам конкурсных производств в 2019 году кредиторам смогли вернуть всего 4,7 % требований (5,2 % в 2018 году).

По данным за 3 квартал 2020 года по завершенным делам сумма удовлетворенных требований кредиторов составила всего 3,2 % от общей суммы требований [https://fedresurs.ru].

Читайте также:  Жена не дает развод, что делать?

Преступления в сфере банкротства: виды, кого наказывают и как расследуются преступления

Рис. 1. Изменение доли возвращенным кредиторам средств по результатам процедур банкротства компаний [https://fedresurs.ru]

Как видно на графике на рисунке 1 наибольшая доля возврата 6,8 % в 2017 году. Наименьший показатель возврата долга кредиторам — 3,8 % за 9 месяцев 2020 года.

Представленные данные наглядно показывают возможность «легально» избавиться от долгов, предоставленную гражданским законодательством (п.6 ст. 64 ГК РФ), что стимулирует развитие неправомерных банкротств. Требования, не признанные ликвидационной комиссией, а также не удовлетворенные из-за недостаточности имущества должника, считаются погашенными.

Рассмотрим объемы применения наказания за уголовные преступления в сфере банкроства по данным Судебного департамента при Верховном суде РФ. Изменение показателей количества осужденных в сфере криминального банкроства показано в таблице 1 и на рисунке 2.

Таблица 1

Изменение количества осужденных по ст. 195- 197 УК РФ за 2016–2020 гг. [http://www.cdep.ru/]

Виды преступлений Статьи УК РФ по частям 2016 год 2017 год 2018 год 2019 год 2020 г. 6 месяцев
Неправомерные действия при банкротстве 195 ч. 1 2 4 1 6 3
Неправомерное удовлетворение имущественных требований кредиторов при банкротстве 195 ч. 2 1 0 2 2 1
Незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной организации, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб 195 ч. 3 0 0 3 0 0
Преднамеренное банкротство 196 34 25 29 22 6
Фиктивное банкротство 197 0 2 1 0 0

С учетом распространенности использования процедуры банкротства на практике масштабы применения санкций по статьям 195 УК РФ, 196 УК РФ и 197 УК РФ в масштабах государства остаются минимальными при наличии явной тенденции снижения количества осужденных. Так, количество осужденных за неправомерные действия при банкотстве составляет от 1 до 6 чел.

в год, ннеправомерное удовлетворение имущественных требований кредиторов при банкротстве — 0–2 чел. Количество осужденных за преднамеренное банкротство сократилось с 34 человек в 2016 году до 22 человек в 2019 году. За 6 месяцев 2020 года по статье 196 УК РФ осуждено всего 6 человек.

Количество осужденных по статье 197 УК РФ за 4,5 года составило всего 3 человека, из них 2 в 2017 году и 1 в 2018 году.

При этом по данным Федресурса кредиторы в 2019 году остались в 68 % дел совсем без выплат (65 % в 2018 году). Имущество отсутствовало, по данным об инвентаризации, у 37 % должников, как в 2018, так и в 2019 году.

Преступления в сфере банкротства: виды, кого наказывают и как расследуются преступления

Рис. 2. Количество осужденных за преступления в сфере банкротства в 2016–2020 гг.

Практика применения уголовного законодательства может свидетельствовать о низкой эффективности мер и о том, что не недобросовестные действия должников получили соответствующие последствия в виде применения УК РФ. Следовательно в данной области накопилось множество проблем, которые годами остаются нерешенными.

Пассивность в решении данных проблем явно не соответствует уже угрожающим национальной экономики масштабам теневого сектора.

Связь между теневой экономикой и преступлениями в сфере банкроства достаточно очевидна: фиктивные контракты, заключение заведомо невыгодных сделок, занижение учетной стоимости имущества, сокрытие имущества, сокрытие и фальсификация учетной документации и т. д.

Высокий уровень криминализации назван в Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года [Стратегия] одной из основных угроз экономической безопасности. При этом с учетом представленных данных практически отсутствует реальное противодействие криминальным банкротствам с использованием уголовного законодательства.

Институт банкротства в действующем виде является инструментом теневой экономики. В декабре 2019 года президентом РФ в перечне поручений президента по вопросу совершенствования института банкротства предложено добавить квалифицированные составы в ст. 195 УК («Неправомерные действия при банкротстве») и ст. 196 УК («Преднамеренное банкротство»).

Поправки должны предусмотреть повышенную ответственность за указанные преступления, если они совершены: группой лиц по предварительному сговору; организованной группой; с использованием служебного положения; арбитражным управляющим или ликвидатором.

Кроме того, поручено установить возможность освобождения от уголовной ответственности граждан, которые совершили преступления в сфере банкротства, если они: добровольно помогли выявить тех, кто получил выгоду от этого преступления; раскрыли информацию об имуществе таких лиц, что обеспечило возмещение ущерба.

Кроме того, объективна необходимость развития уголовной ответственности в сфере банкротства финансовых организаций. В данный момент в этом напралении поправки не были приняты.

Для расширения правоприменительной практики уголовного законодательства в сфере криминального банкроства необходимо пересмотреть действующее уголовное законодательство. В частности, принять поправки, предусматривающие повышенную ответственность и квалифицированные составы в ст. 195 УК («Неправомерные действия при банкротстве») и ст. 196 УК («Преднамеренное банкротство»).

  • Также рекомендуется уточнить в уголовном законодательстве признаки для квалификации преступлений в сфере банкротства и привлечении виновного лица к уголовной ответственности, установить соразмерное причиненному вреду наказание за преступные деяния.
  • Повышению эффективности применения уголовного законодательства будет способствовать разграничение составов преступлений в сфере криминального банкротства финансовых организаций: кредитных организаций, страховых организаций или негосударственных пенсионных фондов, а также ужесточение наказания за неправомерные действия при банкротстве, совершенные с использованием служебного положения, а равно лицом, контролирующим должника.
  • Увеличение санкций позволит отнести данный вид преступления к преступлениям средней тяжести, увеличить срок давности до 6 лет по привлечению к уголовной ответственности лиц, совершивших уголовное преступление использованием служебного положения и лиц, контролирующих должника.
  • Литература:

К вопросу об алгоритме квалификации преступлений в сфере банкротства

Очевидно, что в рамках уголовного судопроизводства позитивная квалификация преступлений возможна только при совершении общественно опасного деяния.

Поэтому, прежде чем квалифицировать содеянное как преступление, необходимо убедиться в том, что отсутствуют обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Что касается процедуры банкротства, то это могут быть такие обстоятельства, как крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск.

Преступления в сфере банкротства: виды, кого наказывают и как расследуются преступления

Авторы: Морозов В.И., Цыганков С.Л.

Рассматривая проблемы квалификации преступных посягательств в сфере банкротства, необходимо разрешить целый ряд методологических проблем. Первая в ряду этих проблем – понятие квалификации преступлений.

Следует согласиться с мнением Л.Д.

Гаухмана о том, что «уголовно-правовая оценка содеянного слагается из двух компонентов: 1) отграничения преступного от непреступного и 2) квалификации преступного, то есть квалификации преступления»[1].

Таким образом, оценка любого акта внешнего поведения человека подразумевает наличие двух составляющих: 1) общую оценку деяния как преступного или не преступного; 2) конкретную уголовно-правовую оценку преступного поведения, то есть квалификации преступления в узком смысле этого слова.

Определяя понятие квалификации преступления необходимо отметить следующие обстоятельства. Во-первых, квалификация преступлений выступает как мыслительный процесс, так и результат этого процесса – конкретная уголовно — правовая оценка.

Во вторых, сам по себе термин квалификация преступлений по своему объему уже, чем сама деятельность по уголовно-правовой оценке поведения людей в силу чего более правильно говорить об уголовно-правовой квалификации деяний.

Большинство авторов, определяя понятия квалификации преступлений, видят главный ее признак в установлении соответствия между деянием и его законодательной моделью (составом преступления).

По определению А.А. Герцензона, «квалификация преступления состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом[2]. В.Н.

Кудрявцев определяет квалификацию преступления как «установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой»[3]. Н.К.

Семернева, определяя понятие квалификации преступлений, говорит, что «квалификация преступления есть уголовно-правовая оценка конкретного общественно опасного деяния, устанавливающая соответствие признаков совершенного деяния признакам состава преступления, предусмотренного конкретной статьей уголовного закона»[4].

Таким образом, можно выделить следующие признаки квалификации преступлений: квалификация преступлений есть умственный процесс и результаты этого процесса; квалификация преступлений основана на нормах уголовного закона; квалификации (оценке) подлежит поведение человека.

В принципе квалификации может быть подвергнуто любое поведение человека. Однако очевидно, что в рамках уголовного судопроизводства позитивная квалификация преступлений возможна только при совершении общественно опасного деяния.

Поэтому, прежде чем квалифицировать содеянное как преступление, необходимо убедиться в том, что отсутствуют обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Что касается процедуры банкротства, то это могут быть такие обстоятельства, как крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск.

При квалификации преступлений, в том числе и в сфере банкротства, встречается достаточно много ошибок. Одним из направлений совершенствования процесса квалификации преступлений является его алгоритмизация.

Алгоритм представляет собой «некоторое предписание, однозначно задающее процесс преобразования исходной информации в виде последовательности элементарных дискретных шагов, приводящих за конечное число их применений к искомому результату»[5].

Отметим, что исследованию проблемы применения алгоритмов в уголовном праве посвятили свои работы В.Н. Кудрявцев, В.А Никонов, Д.С. Дядькин и др.

Читайте также:  «Лента» — жалоба на обслуживание сотрудников и качество продукции магазина

Следует согласиться с мнением В.А.

Никонова о том, что «формально-логические алгоритмы квалификации, хотя и не дают стопроцентной гарантии достижения истины, но существенно повышают надежность получения правильных ответов.

Поэтому их разработка является одной из важных задач теории уголовного права, решение которой будет способствовать сокращению случаев неправильного применения уголовного закона»[6].

Им был предложен следующий общий (или как определяет сам автор – генеральный) алгоритм квалификации преступлений: 1-й шаг: упорядочение имеющейся первоначальной информации. Упорядочение информации осуществляется по лицам (физическим, юридическим), по вещам, по фактам; 2-й шаг: формализация имеющейся первоначальной исходной информации, т.е.

изложение обстоятельств совершения преступления языком уголовного закона; 3-й шаг: выявление в первоначальной исходной информации признаков преступлений (присущих преступлениям определенного рода, определенного вида и конкретным преступлениям); 4-й шаг: определение круга признаков конкретного состава преступления, которые не содержаться в первоначальной информации: 5-й шаг: проверка наличия обстоятельств, исключающих преступность деяния, а также иных препятствий для уголовного преследования; 6-й шаг: установление тождества признаков поведения и конкретного состава преступления; 7-й шаг: проверка принципов действия выбранного уголовного закона в пространстве и по кругу лиц; 8-й шаг: на основании времени совершения деяния выбирают действующий уголовный закон; 9-й шаг – принятие окончательного решения, его процессуальное закрепление[7].

Опираясь на генеральный алгоритм, можно выделить последовательность квалификации преступлений в сфере банкротства.

1-й шаг должен исходить из того имеются ли какие-нибудь признаки банкротства в оцениваемой деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя. Если таковых признаков нет, то квалификация содеянного как преступления в сфере банкротства исключается.

Если мы на этот вопрос отвечает положительно, то следует второй шаг, который заключается в разрешении вопроса – созданы ли признаки банкротства искусственно? В том случае, если мы отрицательно отвечаем на это вопрос, то в этом случае наш алгоритм идет по пути квалификации преступлений по ст. 195 УК РФ. При наличии положительном ответе на данный вопрос, возможна квалификация только по пути по ст.ст. 196, 197 УК РФ. Исход из того, что наш алгоритм имеет два направления, то на уровне 3 вопроса необходимо рассмотреть оба варианта.

  Два подхода к анализу диспозитивности в уголовном праве

Шаг 3-й при искусственно созданных признаках банкротства заключается в том, что мы ставим вопрос – имеются ли реальные признаки банкротства? В зависимости от ответа на вопрос мы сможем отграничить фиктивное банкротство от преднамеренного банкротства. Если мы положительно отвечаем на данный вопрос, то перед нами признаки преднамеренного банкротства, если отрицательно – то фиктивного.

На 4-м шаге для каждого из этих деяний необходимо ответить на вопрос – причинен ли данными деяниями крупный ущерб.

Если ущерб причинен и установлена причинная связь между фиктивным либо преднамеренным банкротством и таким ущербом, то деяние можно квалифицировать как преступление, если нет – как административные проступки.

3-й шаг ветви алгоритма при отсутствии признаков искусственного создания условий банкротства, необходимо начать с вопроса – был ли причинен крупный ущерб?

В случае положительного ответа на данный вопрос следует рассматривать следующие уровни алгоритма, в случае отрицательного ответа – рассматривать вопрос о квалификации данного деяния по нормам административного права.

Четвертый вопрос данной ветви алгоритма – имелись ли в деяниях банкрота признаки сокрытия имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, информации об имуществе и таких правах, отчуждение или уничтожение имущества либо сокрытие, уничтожение, учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя и имеется ли причинная связь между хотя бы одним из перечисленных деяний и крупным ущербом.

Если мы положительно ответим на данный вопрос, то содеянное надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 195 УК РФ.

В случае отрицательного ответа на данный вопрос, следует задать следующий – была ли нарушена очередность удовлетворения требований кредиторов за счет имущества должника? В случае положительного ответа на это вопрос и при наличии причинной связи между нарушением очередности и причиненным крупным ущербом, содеянное надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 195 УК РФ.

В случае же отрицательного ответа, следующий вопрос – имеются ли признаки незаконного воспрепятствования деятельности арбитражного управляющего или временной администрации кредитной или иной финансовой организации в действиях виновного и причинен ли крупный ущерб именно этими действиями.

Если имеются, то содеянное надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 195 УК РФ. Если нет, то содеянное не является преступлением, т.к. отсутствует признак противоправности.

При наличии положительных ответов о наличии признаков составов преступлений, предусмотренных частями первой и (или) второй статьи 195 УК РФ, процесс квалификации не прекращается, поскольку в различных частях статьи 195 УК РФ предусмотрены различные составы преступлений и поэтому возможна совокупность преступлений, предусмотренных частями первой, второй и третьей данной статьи.

И, наконец, пятый шаг – установление признаков деятельного раскаяния, при наличии которых правоохранительные органы обязаны освободить виновного от уголовной ответственности (ст. 76¹ УК РФ).

На этом этапе сначала необходимо установить, совершено ли подобное деяние впервые (то есть отсутствие непогашенной и неснятой судимости по ст. 195-197 УК РФ). Если нет, то виновный привлекается к уголовной ответственности.

При положительном ответе на этот вопрос необходимо установить, возместило ли это лицо причиненный ущерб в полном объеме. Если не возместило, то применение статьи 76¹ УК РФ исключается.

В случае возмещения причиненного ущерба необходимо подтвердить факт перечисления в федеральный бюджет денежного возмещения в размере пятикратной суммы причиненного ущерба. Только в этом случае лицо освобождается от уголовной ответственности на основании статьи 76¹ УК РФ.

Использование в правоприменительной практике предложенного нами алгоритма позволит, на наш взгляд, повысить эффективность использования уголовно-правовых средств в борьбе с криминальными банкротствами.

Литература

  1. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2001. С. 10.
  2. Герцензон А.А. Квалификация преступлений. М., 1947. С. 3
  3. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 5.
  4. Семернёва Н.К. Указанное сочинение, С.7
  5. Дядькин, Д.С. Понятие уголовно-правового алгоритма назначения уголовного наказания / Дядькин Д. С. // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. — 2006. — N 1. — С. 301-306
  6. Никонов В.А. Основы теории квалификации преступлений (алгоритмический подход). — Тюмень, 2001.- С. 53-54.
  7. Там же. С. 64-65.

На тёмной стороне: уголовные риски банкротства — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.Ru/Оксана Острогорская Банкротство – время, когда активов у компании уже нет и расплатиться по долгам сложно. Постойте, но раньше деньги были, куда всё делось? Недовольные кредиторы могут заподозрить криминальную схему и написать заявление. А ещё это способ надавить, чтобы добиться своего. Кого и по каким статьям преследуют в банкротстве, поделились юристы. А мы рассказываем истории гендиректора, виновного в преднамеренном банкротстве, и управляющего, которого подозревали в злоупотреблении полномочиями.

– Те, кто управлял компанией-банкротом (юридические и фактические руководители). Это связано с попытками должника перед банкротством спасти максимум и продать всё за копейки, говорит партнёр юрфирмы Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 1место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 5место По выручке Профайл компании
Дмитрий Клеточкин.

Но больше всех рискует руководитель должника, у которого в банкротстве или в преддверии банкротства нашли недоимку по налогам или другим обязательным платежам. 

Руководитель правового бюро Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 25место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 45место По выручке Профайл компании
Эдуард Олевинский

«Во всех случаях, с которыми мы сталкивались, размер доначислений был достаточным для уголовно-правовой квалификации, – продолжает Олевинский. – Часто возбуждались дела по ст. 199 или 199.1 УК (уклонение от уплаты налогов и иных сборов)».

– Управляющие. Они руководят процедурой банкротства. По словам Клеточкина, иногда они не могут удержаться от соблазна и дёшево продают вверенное имущество аффилированным лицам, похищают, нанимают дорогих консультантов и платят им за фактически не оказанные услуги.

– Кредиторы. Они привлекаются наиболее редко. Но они в зоне уголовного риска наряду с должниками, если вступают в сговор с заинтересованными лицами, в том числе управляющими, чтобы с помощью преступных действий получить выгоду.

Например, получить долг вне очереди или уменьшить размер требований, говорит партнёр АБ Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Уголовное право 14место По выручке 19-20место По количеству юристов 8место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
Павел Ивченков.

Да.

Надо обратить внимание на любые значимые действия, решения, сделки с имуществом должника, которые были успешно оспорены в рамках дела о банкротстве, если это привело к ухудшению имущественного положения, предупреждает руководитель уголовной практики АК Региональный рейтинг.
Михаил Чечеткин: «В судебном акте говорится, какое нарушение было допущено и кто его совершил. Это как раз подтверждение противоправности с указанием на конкретное лицо и размер ущерба». 

Читайте также:  Наследование акций (по закону): порядок оформления, процедура оценки

Спецвыпуск: Банкротство Тренд на спад: исследование по банкротствам компаний

Другой риск возникает, когда обнаружится, что активов нет, но нельзя подтвердить, на каком основании они выбыли, говорит Чечеткин.  

Если руководитель должника не подал заявление о банкротстве при возникновении объективного банкротства (то есть в ситуации, когда руководителю должника ясно, что погасить все требования кредиторов уже невозможно), то это тоже могут квалифицировать как преступление (ст. 195–196 УК), говорит Олевинский. По его словам, для этого требуется доказать, что руководитель имел умысел причинить крупный ущерб кредиторам именно таким способом. «А это тяжело», – отмечает эксперт.

По словам Клеточкина, пристальное внимание привлекает реализация имущества.

Кредиторы всегда настаивают, что активы надо продавать максимально дорого. Но арбитражный управляющий должен продавать их быстро, что означает более низкую цену. 

Партнёр юрфирмы Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 1место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 5место По выручке Профайл компании
Дмитрий Клеточкин

Казалось бы, что быстро и дорого продать практически нереально, рассуждает Клеточкин. Но кредиторы, по его словам, всегда стремятся найти в любой реализации имущества злой умысел и привлечь к ответственности. Почва для этого есть. Ведь если злоупотребление действительно есть, то его маскируют именно необходимостью продать имущество побыстрее, делится Клеточкин.

Рассказывает старший юрист Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 4место По выручке на юриста (более 30 юристов) 6место По выручке 16место По количеству юристов Профайл компании
Елена Сафонова. Заявление могут подать, чтобы:

  • узнать, кто совершил преступление (например, пропало имущество, а это выяснилось после инвентаризации);
  • получить доказательства для банкротного спора;

В одном из арбитражных споров материалы, полученные в уголовном деле, помогли привлечь контролирующее лицо к субсидиарной ответственности на сумму свыше 12 млрд руб.*

Старший юрист Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 4место По выручке на юриста (более 30 юристов) 6место По выручке 16место По количеству юристов Профайл компании
Елена Сафонова

  • помешать незаконным действиям (например, если бенефициар «приводит» в реестр подконтрольных кредиторов);
  • помешать работе (например, добиться проведения обыска или выемки);
  • противодействовать включению поддельных документов в арбитражное дело. Участник дела может подать заявление о фальсификации и принимать решение по итогам экспертизы.

Также уголовное дело может быть способом давления на:

  • бывшего руководителя, который не передаёт документы;
  • арбитражного управляющего (это существенный рычаг давления, ведь возбуждение дела – самостоятельное основание для прекращения полномочий);
  • арендаторов имущества должника (например, когда несколько лиц претендуют на пользование активами банкрота).

* – определение Арбитражного суда Воронежской области от 19 сентября 2019 года по делу № А14-9675/2013.

Нет, потому что в возбуждении таких дел почти всегда отказывают, делится партнёр Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство
Денис Быканов. Полиция завалена ими.

Быканов советует запастись терпением: «Это тернистый путь, который состоит из бесконечных обжалований решений об отказе в возбуждении уголовного дела, жалоб и так далее». 

Здесь заявителю нужен профессиональный адвокат, который облегчит работу следователя и подготовит доказательства: проведёт необходимые опросы свидетелей, организует экспертизы, запросит письменные доказательства.

Партнёр Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство
Денис Быканов

Фактически у заявителя два пути, подытоживает эксперт: один путь непроцессуальный и неприемлемый с точки зрения закона, другой заключается де-факто в организации частного сыска.

Примером может служить дело директора «АзовТрансТерминала» Андрея Клюева, которого в апреле 2019 года признали виновным в преднамеренном банкротстве (ст. 196 УК). Компания занималась перевозкой нефтепродуктов и бункеровкой кораблей. Клюев хотел её обанкротить.

Для этого он подписал «заведомо недействительный» договор поставки нефтепродуктов с «ФлотРегионСервисом» и распорядился перечислить в его адрес 122,3 млн руб. Но «АзовТрансТерминал» по факту ничего не получил за эти деньги.

Чтобы скрыть фиктивный характер сделки, директор подготовил документы на хранение нефтепродуктов и якобы их перепродажу.

Спецвыпуск: Банкротство Как юрлицу выбрать арбитражного управляющего: инструкция

Кроме того, Клюев подписал договор поручительства «АзовТрансТерминала» по кредиту «Волгоресурса» в Райффайзенбанке. Лимит овердрафта составил 40 млн руб. У поручителя не было средств, чтобы отвечать по долгу, и это только усугубило его неплатёжеспособность, говорится в приговоре.

В итоге «АзовТрансТерминал» оставил 700 млн руб. долгов. Второй по размеру кредитор – это государство с 127,5 млн руб. недоплаченных налогов. В итоге Клюев получил два года условно, а затем сразу был амнистирован согласно постановлению Госдумы в связи с годовщиной Победы (№ 1-60/2019).

Нет. Убедиться можно, изучив статистику Судебного департамента. В 2018 году 43 человека были осуждены за преднамеренное банкротство (ст. 196 УК), девять – за неправомерные действия при банкротстве (ст. 195) и один – за фиктивное банкротство (ст. 197 УК). 

Юристы называют разные причины. По словам Клеточкина, умысел преступников обычно направлен на завладение активами банкрота, поэтому их действия квалифицируют по общеуголовным статьям.

На проблемы доказывания ссылается заместитель управляющего партнёра Федеральный рейтинг. группа Санкционное право группа Уголовное право группа ГЧП/Инфраструктурные проекты Профайл компании
Алина Манина.

Когда правоохранительные органы занимаются квалификацией криминальных банкротств, они нередко сталкиваются с проблемами соотношения уголовных и административных составов, конкуренции норм и так далее, говорит Манина.

В то же время, по её словам, методика расследования преступлений по «общим» составам выработана годами. Диспозиция ст. 159 настолько аморфна, что позволяет при желании квалифицировать как мошенничество множество гражданско-правовых споров, в том числе в рамках банкротства, отмечает Чечеткин.

Он называет и другие причины «популярности» общих статей:

  • правоохранителей и потерпевших не устраивают наказания за «банкротные» преступления, а иногда сроки давности привлечения к уголовной ответственности;
  • по «банкротным» составам запрещено заключать под стражу, что идёт вразрез с практикой «массовой посадки» обвиняемых.

Чаще всего это оконченное мошенничество или покушение на него (ст. 159 УК), говорит Чечеткин. А по наблюдениям партнёра АБ Федеральный рейтинг.

группа Уголовное право 16место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41место По выручке Профайл компании
Сергея Малюкина, чаще всего применяются ст. 160 УК (присвоение или растрата) и ст. 201 УК (злоупотребление полномочиями).

«Они сформулированы так, что даже законные действия генерального директора или заключение обоснованных сделок могут интерпретировать как способ совершения преступления», – делится Малюкин.

Он назвал и другие сопутствующие статьи, по которым могут квалифицировать нарушения в банкротстве: ст. 160 УК (присвоение или растрата), ст. 204 УК (коммерческий подкуп), ст. 199.2 УК (сокрытие денежных средств или имущества организации, за счёт которых должно осуществляться взыскание налоговой задолженности).

Арбитражного управляющего Владимира Юрина обвинили по ч. 1 ст. 201 (злоупотребление полномочиями). Он занимался конкурсным производством сельскохозяйственного предприятия «Возрождение», чьё банкротство закончилось ещё в 2006 году, а в 2015-м в отношении Юрина возбудили уголовное дело.

Оказалось, что он предлагал купить овчарни работавшим на предприятии чабанам, а деньги забирал себе. Возможно, он пользовался тем, что овчарни не были зарегистрированы как недвижимость. Чабаны покупали загоны за 100 000–300 000 руб.

у Юрина, а официально суммы были другие (какие именно, в актах не говорится).

Спецвыпуск: Банкротство Как взыскать долги: инструкция кредитору

Банкротство предприятия закончилось тем, что суд констатировал отсутствие имущества для погашения долгов. «Возрождение» оставило долг перед бюджетом по налогам в размере более 2,5 млн руб., в 2015 году он был списан.

Первая инстанция приговорила Юрина к полутора годам условно и освободила от наказания в связи с истечением сроков давности. Апелляция заменила наказание на штраф в размере 50 000 руб. и сразу его отменила по этой же причине (№ 22-605/2018).

Пожалуйста. 

Мухара Мизиева приговорили к пяти годам лишения свободы за злоупотребление полномочиями, мошенничество и растрату. Бывший директор МУП «ТШСУ» выдал займов некоему ООО «Эльбрус-Тур» на сумму более 32 млн руб. и ничего не сделал, чтобы вернуть эти деньги. Он сфальсифицировал отчётность и скрыл эти долги, хотя признаки банкротства уже были. 

Тест Приключения супер-юриста: проверь себя в банкротной игре

Бывший руководитель ПСК «Универсалстрой» Николай Дядюсь получил два года колонии общего режима за преднамеренное банкротство (№ 22-2973/2019). Согласно заключению эксперта, он за три с лишним года вывел из компании 521 млн руб. Для сравнения, требования кредиторов составляли 247 млн руб.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *