ВС РФ допустил погашение ипотеки супругом банкрота

ВС РФ допустил погашение ипотеки супругом банкрота

Недавно Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации вынесла определения по двум спорам об «имущественном участии» наследников (в первом случае) и супруги (во втором) признанных банкротами лиц в делах о банкротстве. Первый спор связан с особенностями применения исполнительского иммунитета к наследуемой доле квартиры. Второй – с возможностью погашения ипотеки супругой банкротящегося лица после возбуждения дела о банкротстве. Рассмотрим подробнее эти дела и различающиеся позиции судов разных инстанций по указанным вопросам.

Можно ли включать в конкурсную массу умершего должника долю в праве собственности на квартиру, являющуюся для наследника единственным жильем?

В апреле 2017 года умершая гражданка-должник С. признана банкротом, в связи с чем введена процедура реализации ее имущества. В ноябре 2019 года наследник С. – гражданка Л.

(далее также – заявитель) обратилась в суд с заявлением об исключении из конкурсной массы должника 1/3 доли в праве собственности на квартиру, в которой была зарегистрирована и проживала на момент смерти С.

и которая является единственным пригодным для постоянного проживания помещением для Л. и членов ее семьи.

В обоснование своего заявления Л. ссылалась на установленный порядок банкротства гражданина в случае его смерти, а именно, на абз. 5 п. 7 ст. 223.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ), согласно которому наследство в виде жилого помещения или его частей, являвшихся для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в этом помещении или его части, единственным жильем, не включается в конкурсную массу, если данное помещение и для наследника является единственным пригодным для постоянного проживания. Кроме того, в заявлении отмечалось, что, поскольку прав на иное недвижимое имущество, пригодное для проживания, у С. не было, в случае ее банкротства при жизни спорная часть квартиры должна была быть исключена из конкурсной массы на основании имущественного (исполнительского) иммунитета, установленного ч. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении заявления Л. Они подчеркнули, что по смыслу п. 7 ст. 223.

1 Закона № 127-ФЗ жилое помещение исключается из конкурсной массы при наличии совокупности следующих условий: жилое помещение находилось в собственности должника, должник и члены его семьи совместно прожили в этом помещении, для наследников оно является единственным жильем.

В рассматриваемом же случае спорная треть квартиры не является, по мнению судов, единственным пригодным для проживания помещением ни для Л. как наследника С., ни для ее сына, поскольку каждому из них принадлежит на праве собственности по 1/3 данной квартиры.

Следовательно, реализация 1/3 доли в праве собственности, принадлежащей умершему должнику, не нарушит право Л. и ее сына на жилище.

Невключение же этой части имущества в конкурсную массу приведет к невозможности ее формирования и тем самым существенно нарушит права кредиторов, что, учитывая необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника или его наследников, недопустимо, заключили суды (Определение Арбитражного суда города Москвы от 27 января 2020 г. по делу № А40-25142/17, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 июня 2020 г. № 09АП-10328/20).

Кассационная жалоба, в которой Л., помимо прочего, указывала на то, что квартира представляет собой единое имущество, так как, во-первых, не является коммунальной, во-вторых, выдел долей в ней в натуре не произведен, а значит, исполнительский иммунитет распространяется на нее в целом, тоже не была удовлетворена.

Суд округа встал на сторону нижестоящих судов, также полагая, что реализация принадлежавшей должнику 1/3 доли в праве собственности на квартиру не нарушит конституционное право Л.

на жилище, тем более что продажа доли не станет препятствием для пользования ею всеми тремя помещениями квартиры, поскольку доли в праве собственности в натуре не выделены (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 сентября 2020 г. № Ф05-17806/17).

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ придерживается иной позиции. По ее мнению, согласно нормам об исполнительском иммунитете, запрещающем включение определенного имущества в конкурсную массу: п. 3 ст. 213.25, п. 7 ст. 223.1 Закона № 127-ФЗ, ст.

446 ГПК РФ, под помещением, на которое данный иммунитет распространяется, понимается недвижимое имущество в целом как физический объект, в котором фактически может проживать гражданин. Так как в рассматриваемом случае выдел долей не производился, квартира использовалась должником и членами его семьи полностью, Л.

и ее сын праве рассчитывать на оставление квартиры за собой без изъятия доли наследодателя-должника. Коллегия подчеркнула, что в случае проведения процедуры банкротства при жизни наследодателя спорное имущество – 1/3 доли в квартире – подлежало бы исключению из конкурсной массы как единственное жилье по правилам п. 3 ст. 213.25 Закона № 127-ФЗ и ст.

446 ГПК РФ, а принятые нижестоящими судами решения поставили наследника должника в худшее по сравнению с ним самим положение без законных на то оснований.

Кроме того, применение изложенного в принятых по делу судебных актах подхода поспособствует возникновению долевой собственности не связанных друг с другом лиц, приведет к тому, что квартира станет, по сути, коммунальной, и в конечном итоге – к нарушению права Л. и ее сына на достойную жизнь и неприкосновенность жилища, что недопустимо.

В связи с этим решения нижестоящих судов были отменены, а спорная 1/3 доля квартиры исключена из конкурсной массы должника (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29 марта 2021 г. № 305-ЭС18-3299 (8)).

Может ли супруг банкротящегося должника погасить оформленную на них обоих ипотеку после возбуждения дела о банкротстве?

26 января 2015 года граждане Н. П., Д. П. (супруги) и гражданин И. оформили в ПАО «Сбербанк» (далее – банк, кредитор) ипотечный кредит в размере 760 тыс. руб. на приобретение готового жилья.

По условиям договора кредит предоставлен созаемщикам на срок 240 месяцев с возможностью полного или частичного досрочного погашения, созаемщики должны исполнять обязательства по выплате кредита солидарно, до его погашения квартира находится в залоге у банка, погашение кредита осуществляется перечислением средств со счета созаемщика или третьего лица, открытого в банке.

8 декабря 2017 года Н. П. (далее – должник) признан банкротом, тем же судебным решением введена процедура реализации его имущества на срок до 21 мая 2018 года. 16 марта 2018 года Д. П.

(далее – супруга должника) внесла в счет погашения основного долга по ипотечному кредиту, созаемщиком по которому она является, 125 тыс. руб.

(сумма округлена) путем перечисления средств со счета, открытого на ее имя.

22 октября 2019 года финансовый управляющий должника обратился в суд с требованием о признании произведенного платежа в размере 125 тыс. руб. недействительной сделкой в связи с тем, что он повлек преимущественное удовлетворение требований банка, и применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с банка в пользу должника соответствующей суммы.

Суд первой инстанции, отметив, что совершенные должником или другими лицами за счет должника сделки, в том числе сделки с предпочтением, действительно могут быть оспорены и напомнив правила применения соответствующих норм ст. 61.1 и 61.

3 Закона № 127-ФЗ, на которые в обоснование заявленных требований ссылался финансовый управляющий, тем не менее указал, что в рассматриваемом случае платеж совершен не должником, а его супругой – солидарным должником по кредитному договору, причем за счет собственных средств, что не влечет уменьшения конкурсной массы.

Таким образом, поскольку финансовый управляющий не доказал факт совершения сделки за счет должника, удовлетворение требования кредитора не должником, а созаемщиком по кредиту в рамках погашения им принятых не себя обязательств не дает оснований говорить о нарушении прав иных кредиторов, заключил суд и отказал в удовлетворении требований управляющего (Определение Арбитражного суда Краснодарского края от 3 февраля 2020 г. по делу № А32-41264/2017).

Апелляционный суд, однако, подчеркнул, что суд первой инстанции, принимая решение, не учел следующее:

  • в деле о банкротстве гражданина учитываются требования кредиторов как по личным обязательствам должника, так и по общим обязательствам супругов (п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан»; далее – Постановление № 48);
  • по общему правилу в деле о банкротстве должника-гражданина реализуется его личное имущество, а также имущество, принадлежащее ему и супругу на праве общей собственности (п. 7 Постановления № 48). Согласно ст. 34 Семейного кодекса к общему имуществу супругов относятся доходы каждого из них от трудовой или предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения, а также приобретенные за счет общих доходов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, вклады, паи, доли в капитале и другое имущество, нажитое в период брака, вне зависимости от того, на кого из супругов оно приобретено или кем из них внесены денежные средства. Распоряжение общим имуществом осуществляется по обоюдному согласию супругов, при совершении сделки одним из них согласие другого презюмируется (ст. 35 Семейного кодекса РФ);
  • в конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов, соответствующая доле гражданина-должника в нем, оставшиеся деньги выплачиваются его супругу. Если же у супругов есть общие обязательства, в том числе солидарные, супруг должника получает причитающуюся ему часть выручки от реализации общего имущества после произведения выплат по таким обязательствам (п. 7 ст. 213.26 Закона № 127-ФЗ).
Читайте также:  Исковое заявление на управляющую компанию в суд на сайте socprav

Таким образом, выводы суда первой инстанции о том, что произведенный супругой должника платеж не уменьшил конкурсную массу должника, и о том, что средства она перечислила в счет выполнения личных обязательств перед банком, основаны на неверном толковании норм материального права, закрепляющих порядок погашения требований кредиторов по общим обязательствам супругов, заключил суд. На этом основании он отменил решение нижестоящего суда, признал совершенный супругой должника платеж недействительной сделкой и применил последствия недействительности сделки: постановил взыскать с банка в пользу должника 125 тыс. руб. (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 июня 2020 г. № 15АП-4742/20).

Суд округа, рассмотревший кассационную жалобу банка, указал также, что в результате совершенной супругой должника сделки квартира, которая составляла конкурсную массу должника, была освобождена от залога (то есть ипотека была погашена) и впоследствии исключена из конкурсной массы должника как единственное жилье. Если бы залог не был снят, квартиру можно было бы продать в соответствии с п. 5 ст. 213.27 Закона № 127-ФЗ, согласно которому 80% суммы, полученной от реализации предмета залога, направляются на погашение требований кредитора по обязательствам, обеспеченным этим залогом, а остальные деньги – на погашение требований иных кредиторов. Совокупность обозначенных обстоятельств не свидетельствует о добросовестности должника и его супруги, заключил суд округа и согласился с мнением апелляционного суда о том, что совершенный супругой должника после возбуждения дела о его банкротстве платеж повлек за собой преимущественное удовлетворение требований банка в ситуации, когда у должника имелись обязательства перед иными лицами – их наличие сторонами не оспаривается, а значит, может быть признан недействительной сделкой (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 сентября 2020 г. № Ф08-6861/20).

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, рассматривая в свою очередь кассационную жалобу банка, указала, как и суд первой инстанции, на то, что в соответствии с положениями п. 1 ст. 61.1, абз. 5 п. 1 и п. 2 ст. 61.

3 Закона № 127-ФЗ недействительными сделками с предпочтением могут быть признаны платежи, которые совершены самим должником либо за его счет после возбуждения дела о банкротстве.

К сделкам, совершенным за счет должника, как отметила коллегия, относятся действия третьих лиц по передаче имущества контрагенту должника в ситуации, когда это имущество должно быть сначала передано самому должнику, а также действия третьих лиц непосредственно по распоряжению принадлежащим должнику имуществом.

То есть при оспаривании в рамках дела о банкротстве должника операций, совершенных третьим лицом в пользу контрагента должника, нужно проверить, подлежало ли переданное в результате данной операции имущество предварительной передаче должнику или принадлежало ли оно непосредственно должнику.

Однако ни судом первой инстанции, ни судами апелляционной и кассационной инстанций вопрос о том, совершен ли платеж за счет должника, что определяет допустимость его оспаривания в рамках дела о банкротстве, фактически не был исследован – последние сразу ссылались на порядок реализации общего имущества и порядок погашения требований по общим обязательствам супругов. Между тем в рассматриваемом случае есть прямые основания полагать, что презумпция совместной собственности супругов в отношении нажитого во время брака имущества, установленная п. 1 ст. 34 Семейного кодекса РФ, применению не подлежит: супруга должника заявляла, что оспариваемый платеж в счет погашения долга по ипотечному кредиту был совершен ею за счет собственных средств, полученных в дар от родителей. В соответствии с п. 1 ст. 36 кодекса имущество, которое один из супругов получил в период нахождения в браке в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью. 

Таким образом, от ответа на вопрос, каков источник денежных средств, направленных на погашение ипотеки, зависит возможность квалификации сделки как совершенной за счет должника, и, соответственно, правильное разрешение спора.

А поскольку ответ на этот вопрос не был получен, выводы судов о наличии или отсутствии оснований для признания платежа недействительной сделкой являются преждевременными, заключила коллегия и отменила все принятые нижестоящими судами решения, отправив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18 марта 2021 г. № 308-ЭС20-20893). 

Вс рф допустил погашение ипотеки супругом банкрота

ВС РФ допустил погашение ипотеки супругом банкрота

Ситуации, когда один из супругов признается банкротом, негативно влияют на семью в целом. Если в ипотеку взята квартира, и должник является кредитной стороной – в процессе банкротства он не может погасить свой долг перед банком. Все денежные средства должны поступать в конкурсную массу. Даже если второй супруг погасит эту сумму, деньги считаются совместными и будут изъяты, а уровень оплаты ипотеки останется на прежнем уровне. Но теперь из этого правила возможно одно исключение, сообщает Комерсантъ.

В случае, когда в отношении гражданина ведется дело о банкротстве, финансовый управляющий обязан арестовывать все счета. Это касается также выплат по кредитам и ипотеке. Будущий или настоящий банкрот, заплативший за ипотеку, должен понимать, что все эти денежные средства уйдут в управление.

Если лицо находится в браке и платит за кредиты второй супруг, эти деньги также считаются общими и идут в общую конкурсную массу. И уже из них управляющий может выделить очередь – какому из кредиторов заплатить в первую очередь, а какому потом.

Так что не всегда деньги по ипотеке уходят на определенную цель.

До Верховного суда дошло дело о супругах Дарье и Николае Пугачевых. В 2015 году был взят кредит на покупку квартиры, на 20 лет, под 14,75% годовых. Через два года Николая признали банкротом, а еще через год Дарья полностью выплатила ипотеку. После чего саму квартиру исключили из конкурсной массы.

Финансовый управляющий по делу о банкротстве решил, что банк неправильно распорядился данными деньгами, ущемив права других кредиторов.

Только он имеет право распоряжаться имуществом банкрота и решать, на ипотеку ли направить данные средства, или на другие цели – ведь деньги супругов являются общими.

Был подан иск в суд, и управляющий выиграл дело. Деньги были изъяты и направлены в общую массу.

Данное жилье у супругов является единственным. По логике, на него не может быть направлено взыскание, согласно нормам об исполнительном иммунитете. То есть банк изъять это имущество не может.

Но при этом, когда супруга оплатила весь кредит, эти деньги, после решения суда первой инстанции, поступили в дело о банкротстве, и управляющий самостоятельно распределил их, не посчитав, что ипотечные обязательства важнее других долгов перед кредиторами.

Поддержали решение суда первой инстанции апелляция и кассация. Но Сбербанк посчитал такие действия неправомерными и обратился в Верховный суд РФ.

Верховный суд указал, что в случае, если второй супруг укажет и докажет источники денежных средств, не относящиеся к общему имуществу, то такие платежи не должны быть изъяты управляющим по банкротству. Супруга изначально в других судах указала, что источник средств не ее доходы, или общие семейные деньги.

Данную сумму подарили ей родители. А согласно ст. 36 Семейного кодекса РФ, полученные в дар денежные средства не являются совместно нажитым имуществом. Они – личная собственность супруги. И потратить она их может на любые цели, без разрешения второго супруга.

И он не имеет на них никаких прав, и они не должны входить в конкурсную массу по банкротству.

Данные обстоятельства предыдущие суды даже не рассматривали. Верховный суд указал, что общими могут быть только те средства, которые принадлежат самому должнику, являются прямыми доходами супруга должника, либо те, доказать происхождение которых невозможно.

Так как в предыдущих процессах с женщины не требовали никаких доказательств, не опрашивали ни ее, ни ее родителей, то поступившая в счет ипотеки сумма является спорной. Суд отправил дело на новое рассмотрение.

Если семья Пугачевых сможет доказать, что деньги были подарены супруге, то необходимо их исключить из конкурсной массы.

Кроме того, в решении было указано, что погашение ипотеки и вывод квартиры из конкурсной массы ничем не ущемляет прав других кредиторов. Все равно квартира является единственным жильем банкрота, и изъять его в любом случае финансовый управляющий не смог бы.

Таким образом появился новый прецедент, который может позволить супругам должников не остаться без средств и без жилья. Главное, что следует теперь знать – необходимо сохранять доказательства того, что деньги были подарены.

Это может быть официальный договор дарения, либо документы о переводе средств от родителей дочери.

Доказать факт дарения не так просто, но если правильно и заранее подходить к этому делу, используя законодательство и разъяснения Верховного суда, можно выйти из данной ситуации с наименьшими потерями.

Оплата ипотеки банкрота за счет жены допустима – ВС РФ

Супруги совместно взяли квартиру в ипотеку. Через несколько лет мужа признали банкротом, а следом жена погасила оставшийся долг по кредиту.

Квартиру сначала исключили из конкурсной массы как единственное жилье, но суды признали оплату недействительной, потому что она поставила банк выше других кредиторов.

Верховный суд заставил рассмотреть спор заново, поскольку нужно выяснить, какими именно деньгами супруга оплатила долг. (определение от 18.03.2021 № 308-ЭС20-20893.

В 2015 году супруги взяли в Сбербанке ипотечный кредит на покупку квартиры. Срок договора составил 20 лет, а общая сумма кредита – всего 760 000 руб. А уже в 2017 году АС Краснодарского края признал мужа банкротом. Суд ввел процедуру реализации имущества и назначил финансового управляющего.

Читайте также:  Увольнение за разглашение коммерческой тайны: основание, ответственность работника, пошаговый порядок увольнения

Льготную ипотеку хотят распространить на строительство частных домов

Читать далее…

В 2018 году жена банкрота внесла в банк 125 091 руб., подаренные родителями, и досрочно погасила оставшийся долг по ипотеке. После этого квартиру исключили из конкурсной массы, так как это было единственное жилье должника.

Финансовый управляющий посчитал, что таким образом требования Сбербанка были удовлетворены во внеочередном порядке, а банк получил преимущество над другими кредиторами. Поэтому управляющий оспорил сделку в судебном порядке.

Мнение экспертов

В практике нижестоящих судов подобных ситуаций с оспариванием платежей по погашению кредитных обязательств членами семьи должника немало и подходы к рассмотрению подобных споров в целом выработаны.

В пример приводят два дела, в которых суды разобрались правильно и без разъяснений ВС: в делах № А40-17268/2018 и № А50-16438/2017 суды выяснили, что ипотеку покрыла жена банкрота с помощью денег, полученных от продажи своей квартиры.

Первая инстанция не увидела уменьшения конкурсной массы должника в результате погашения кредита и отказала управляющему. Но 15-й ААС пришел к выводу, что платеж нарушает порядок погашения требований по общим обязательствам супругов, и признал его недействительным. АС Северо-Кавказского округа с ним согласился.

Мнение экспертов

Однако комментируемое дело – первое, которое дошло до Верховного суда. Нижестоящие суды не установили источник средств, которыми супруга должника погасила обязательства перед банком, а это главное, что нужно выяснять в подобных спорах.

Детальное и качественное изучение обстоятельств может только способствовать эффективному и справедливому проведению процедуры банкротства гражданина.

Верховный суд последовательно продолжает указывать нижестоящим судам, что при рассмотрении дел не следует «ехать по наезженной колее» и принимать формальные решения.

Это не устроило Сбербанк, который пожаловался в Верховный суд. В кассационной жалобе юристы банка обратили внимание на тот факт, что обязательства супругов по кредитному договору были солидарными, поэтому платеж супруги не нарушил права кредиторов.

Срок выплат по льготной ипотеке в Сбербанке увеличен на 10 лет

Читать далее…

Позиция ВС РФ: дар – собственность супруга

По мнению тройки судей ВС, суды проигнорировали самый важный для решения подобного спора вопрос – кому принадлежали деньги, которыми жена погасила погасила долг. Супруга должника отмечала, что получила деньги в подарок от родителей. Имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, является его собственностью, напомнил ВС со ссылкой на нормы Семейного кодекса.

Мнение экспертов

При этом юристы усомнились в том, что такая позиция ВС «развяжет руки» недобросовестным должникам, которые захотят оплачивать совместные долги, предварительно заключив фиктивный договор дарения. При этом они ссылаются на дело № А66-20787/2017 со схожими обстоятельствами и отмечают, что практика уже выработала эффективные способы борьбы с мнимыми и притворными сделками.

Дарственные неоднократно использовались для передачи активов и ценностей родственникам и доверенным лицам, и эта схема практически себя исчерпала. Решение ВС как раз направлено против любых возможных злоупотреблений – как со стороны должника, так и со стороны кредиторов. Ведь оно требует от суда детально изучить происхождение денежных средств, которыми был погашен кредит.

Судьи определили:

Вопрос об источнике денежных средств, направленных на погашение кредита, имел ключевое значение для правильного разрешения спора, так как от него зависит возможность квалификации сделки как совершенной за счет должника.

Осторожно! Участились случаи мошенничества с ипотечными платежами!

Читать далее…

Экономколлегия отменила решения трех инстанций и направила дело на пересмотр в АС Краснодарского края (дело № А32-41264/2017).

Бератор нового поколения ПРАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БУХГАЛТЕРАТо, что нужно каждому бухгалтеру. Полный объем всегда актуальных правил учета и налогообложения.Подключить бератор ВС РФ допустил погашение ипотеки супругом банкрота

Вс рф: погашение ипотеки супругом банкрота исключает жилье из конкурсной массы

Верховный суд РФ разъяснил судам, вправе ли супруга банкрота вывести из конкурсной массы ипотечную квартиру (Определение СКЭС ВС РФ от 18.03.2021 по делу № А32-41264/2017).

Фабула.

Между должником, его супругой (созаемщики) и Банком был заключен кредитный договор, по условиям которого кредитор обязуется предоставить созаемщикам на условиях солидарной ответственности кредит. В качестве обеспечения своевременного и полного исполнения обязательств по кредитному договору созаемщики предоставили Банку в залог квартиру.

Спустя два года должник признан банкротом, введена процедура реализации имущества, квартира включена в конкурсную массу.

Вскоре после признания должника банкротом его супруга за счет личных средств совершила в пользу Банка платёж, в результате которого долг по кредитному договору был полностью погашен. Соответственно, обременение с объекта ипотеки снято, квартира исключена из конкурсной массы должника как единственное жилье.

Финансовый управляющий, полагая, что совершенный супругой должника платеж повлек за собой оказание предпочтения Банку перед другими кредиторами (ст. 61.3 Закона о банкротстве), обратился в суд с заявлением об оспаривании сделки.

  • Позиция нижестоящих судов.
  • Суд первой инстанции пришел к выводу о необоснованности заявления ввиду отсутствия уменьшения конкурсной массы должника.
  • Не соглашаясь с судом первой инстанции, апелляция и кассация пришли к выводу о недействительности оспариваемого платежа, совершенного после принятия заявления о признании должника банкротом в нарушение установленного порядка погашения требований по общим обязательствам супругов и повлекшего преимущественное удовлетворение требований Банка.
  • Позиция ВС РФ.
  • Экономколлегия ВС РФ отметила, что ни судом первой инстанции, ни судами апеллляционной инстанции не исследован основной вопрос – спорный платеж совершен за счет должника или за счет собственных средств супруги (супруга ссылалась на то, что операция совершена ею за счет собственных средств, так как деньги на погашение долга по кредиту получены ею в дар от родителей).

Таким образом, вопрос об источнике денежных средств, направленных на погашение кредита, имел ключевое значение для правильного разрешения спора. Если операция совершена супругой за счет собственных средств, то ее нельзя оспаривать в рамках дела о банкротстве, следует из Определения ВС РФ.

Данное разъяснение ВС РФ поспособствует формированию судебной практики вопросу оспаривания погашений общих долгов супругом банкрота.

Позиция ВС РФ: погашение ипотеки супругом банкрота выводит квартиру из конкурсной массы

22 марта 2021 года Верховный суд РФ отменил акты нижестоящих судов, заблокировавшие вывод ипотечной квартиры из конкурсной массы. Определение, вынесенное ВС РФ, стало по-настоящему резонансным и повлияло на многие споры.

Рассказываем, что произошло и какую позицию озвучил ВС РФ:

Ситуация: в 2015 году между гражданами Пугачевым Николаем, Пугачевой Дарьей, Ильяровым Юрием (созаемщики) и ПАО «Сбербанк» (кредитор) был заключен кредитный договор. По его условиям банк был обязан предоставить созаемщикам ипотеку на приобретение квартиры. Размер ипотеки — 760 000 рублей, ставка — 14,75% годовых, срок кредитования — 20 лет.

Спустя 2 года другой кредитор Николая Пугачева обратился в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. Решением суда заявление признано обоснованным, назначен финансовый управляющий, введена процедура реализации имущества.

Проблема: в 2019 году финансовый управляющий направил заявление в арбитражный суд с требованием признать оплату 125 091 рубля недействительной. Причина — данная сумма была направлена не самим банкротом, а его супругой Дарьей.

Платеж поступил в пользу ПАО «Сбербанк» и погасил долг по кредитному договору. В результате обременение с квартиры было снято, а она исключена из конкурсной массы при банкротстве, поскольку является единственным жильем.

Комментарий юриста! «Согласно ст. 446 ГПК РФ единственное жилье защищено от реализации. Однако исключением является наличие обременения. Если квартира приобретена в ипотеку и находится в залоге у банка, то она будет включена в конкурсную массу и реализована.

Это и произошло в рассматриваемом деле. Изначально квартира действительно была включена в конкурсную массу, поскольку находилась под обременением. Однако с момента, как супруга банкрота внесла последний платеж, ипотека была погашена, а залог снят.

Получается, что в собственности банкрота на данный момент находится недвижимость, которая является его единственным жильем и попадает под защиту ст. 446 ГПК РФ. Как результат — она не может быть реализована».

Евгения Боднар, Руководитель отдела сопровождения клиентов по кредитам и долгам

Финансовый управляющий настаивал на том, что сделка должна быть признана недействительной, а квартиру нужно включить в конкурсную массу обратно. Причина — совершение сделки с предпочтением в пользу ПАО «Сбербанк». Получается, что супруга банкрота перевела 125 091 рубль только на погашение ипотеки.

Вопрос: должны ли оспариваться сделки, совершенные таким образом супругой банкрота, а не им лично?

Позиция ВС РФ: судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила акты, вынесенные нижестоящими инстанциями — как те, которые были приняты в пользу созаемщиков, так и принятые в пользу финансового управляющего, назначенного по делу о банкротстве.

И здесь начинается самое интересное. По мнению Верховного суда РФ, нижестоящие суды не рассмотрели ключевой вопрос: каков на самом деле источник возникновения денег на досрочное погашение ипотеки? К слову, супруга банкрота настаивала на том, что эту сумму подарили её родители.

В итоге дело направлено на повторное рассмотрение. При этом ВС РФ отметил, что если действительно будет доказан факт того, что денежные средства принадлежат лично супруге банкрота, то платеж в пользу ПАО «Сбербанк» будет считаться действительным и квартира не будет реализована.

В противном случае, если выяснится, что деньги являются совместной собственностью супругов, то сделка будет признана недействительной, а квартира вернется обратно в конкурсную массу и будет реализована в ходе банкротства.

Читайте также:  Вопросы обманутых дольщиков должны быть решены в кратчайшее время

Вместо вывода

Определение, вынесенное ВС РФ, отражает факт того, что нижестоящие инстанции поторопились с принятием решений, не выяснив, откуда у супруги банкрота эти деньги. Очевидно, что если средства Дарьи принадлежали только ей (например, получены в подарок), то она вправе распоряжаться ими по своему усмотрению, и вполне логично, что она направила их на досрочное погашение ипотеки.

Если вы хотите списать долги через банкротство, но боитесь потерять ипотечную квартиру, то обязательно проконсультируйтесь с юристами нашей компании.

По семейным обязательствам

Верховный суд РФ (ВС) допустил погашение ипотеки супругом гражданина-банкрота и вывод их единственного жилья из-под взыскания.

При условии, если долг выплачен за счет личных средств супруга, это не нарушает права кредиторов и очередность погашения их требований. Но если платеж совершен за счет совместного с должником имущества, его можно оспорить.

Юристы отмечают, что ВС защитил интересы должника, но при доказывании источника средств могут возникнуть трудности.

Экономколлегия ВС вынесла решение по спору о том, может ли жена погасить совместную ипотеку, если муж находится в процедуре банкротства.

Суть дела в том, что трое физлиц (супруги Николай и Дарья Пугачевы, а также некий Юрий Ильяров) в январе 2015 года взяли в солидарном порядке в Сбербанке кредит на 760 тыс. руб. под залог квартиры в Краснодарском крае и обязались его выплачивать в течение 20 лет под 14,75% годовых.

Господина Пугачева в декабре 2017-го признали банкротом, а в марте 2018 года госпожа Пугачева выплатила банку оставшиеся 125,1 тыс. руб., после чего квартиру исключили из конкурсной массы.

По обращению финансового управляющего должника, который решил, что требования Сбербанка были удовлетворены преимущественно по отношению к другим кредиторам, апелляция и кассация признали платеж супруги недействительным и взыскали его в конкурсную массу.

Суды второй и третьей инстанции решили, что произведенная операция нарушила очередность погашения требований по общим обязательствам супругов (см. “Ъ” от 17 февраля).

По жалобе Сбербанка дело передали в экономколлегию ВС, которая отменила решения нижестоящих судов.

Коллегия уточнила, что при оспаривании сделок в деле о банкротстве, если третье лицо платит контрагенту должника, нужно проверить статус переданного по сделке имущества.

Госпожа Пугачева ссылалась на то, что погасила долг за счет собственных средств, которые ей подарили родители, а по ст. 36 Семейного кодекса РФ полученное одним из супругов в дар имущество является его личной собственностью, уточнил ВС.

Он подчеркнул, что ключевой вопрос по спору заключается в источнике средств, так как допустимо оспаривать только платеж, совершенный за счет должника.

Нижестоящие суды этого не выяснили, поэтому «их выводы о наличии или отсутствии оснований для признания платежа недействительной сделкой являются преждевременными», а дело следует направить на новое рассмотрение, заключил ВС.

Юристы поясняют, что ВС разъясняет применение норм о режиме совместного имущества супругов, защищая имущественные интересы должника.

Руководитель практики разрешения судебных споров Parallel Legal Артем Баринов уточняет, что к общему имуществу супругов закон относит все нажитое в браке: «Исключение составляет имущество, приобретенное супругом до брака или полученное по безвозмездным сделкам. В рассматриваемом случае срабатывает второе».

Руководитель проектов юрфирмы РКТ Денис Данилов отмечает, что погашение долга подаренными деньгами «не ущемляет права кредиторов, ведь залоговый кредитор получил удовлетворение требований, а супруги — единственное жилье, не обремененное залогом».

По его мнению, нет оснований считать такие действия недобросовестными. Между тем партнер BGP Litigation Сергей Лисин отмечает, что ВС не разъясняет, как быть, если требования других банков-кредиторов будут квалифицированы в качестве общих обязательств супругов, не нарушит ли в этом случае погашение Сбербанку их права.

Теперь суды должны проверить источник средств. И доказать, что они получены в дар, не так уж просто. «Отсутствие какого-либо упорядоченного письменного учета совершаемых физлицами сделок (к тому же многие сделки совершаются устно) открывает возможности если не для нарушения закона, то для его аккуратного обхода»,— поясняет господин Баринов.

Супруга может представить в суд договор дарения или доказательства перечисления средств со стороны родственников и иных лиц, отмечает старший юрист бюро адвокатов «Де-юре» Таисия Радченко.

Если средства являются добрачными и лежали в банке, доказательством может быть выписка по счету о том, что после вступления в брак средства со счета не снимались, добавляет она. Господин Данилов уточняет, что в случае подозрений на мнимость дарения суд может исследовать платежеспособность лиц, предоставивших деньги.

Екатерина Волкова

Вс допустил оплату ипотеки мужа-банкрота за счет жены | правовое бюро «олевинский, буюкян и партнеры»

Супруги совместно взяли квартиру в ипотеку. Через несколько лет мужа признали банкротом, а следом жена погасила оставшийся долг по кредиту.

Квартиру сначала исключили из конкурсной массы как единственное жилье, но суды признали оплату недействительной, потому что она поставила банк выше других кредиторов.

Верховный суд заставил рассмотреть спор заново, поскольку нужно выяснить, какими именно деньгами супруга оплатила долг.

Ипотека, банкротство и подарок от тещи

В 2015 году Николай Пугачев и его жена Дарья взяли в Сбербанке ипотечный кредит на покупку квартиры. Срок договора составил 20 лет, а общая сумма кредита – всего 760 000 руб. А уже в 2017 году АС Краснодарского края признал Николая Пугачева банкротом. Суд ввел процедуру реализации имущества и назначил Александра Гвоздевского финансовым управляющим. 

В 2018 году Дарья Пугачева внесла в банк 125 091 руб., подаренные родителями, и досрочно погасила оставшийся долг по ипотеке. После этого квартиру исключили из конкурсной массы, так как это было единственное жилье должника.

Финансовый управляющий Александр Гвоздевский посчитал, что таким образом требования Сбербанка были удовлетворены во внеочередном порядке, а банк получил преимущество над другими кредиторами.

Поэтому управляющий оспорил сделку в судебном порядке.

Первая инстанция не увидела уменьшения конкурсной массы должника в результате погашения кредита и отказала управляющему. Но 15-й ААС пришел к выводу, что платеж нарушает порядок погашения требований по общим обязательствам супругов, и признал его недействительным. АС Северо-Кавказского округа с ним согласился. 

Это не устроило Сбербанк, который пожаловался в Верховный суд. В кассационной жалобе юристы банка обратили внимание на тот факт, что обязательства супругов по кредитному договору были солидарными, поэтому платеж Дарьи Пугачевой не нарушил права кредиторов.

Дар – собственность супруга

По мнению тройки судей ВС во главе с Екатериной Корнелюк, суды проигнорировали самый важный для решения подобного спора вопрос – кому принадлежали деньги, которыми Дарья Пугачева погасила долг.

Супруга должника отмечала, что получила деньги в подарок от родителей.

Имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, является его собственностью, напомнил ВС со ссылкой на нормы Семейного кодекса.

«Вопрос об источнике денежных средств, направленных на погашение кредита, имел ключевое значение для правильного разрешения спора, так как от него зависит возможность квалификации сделки как совершенной за счет должника», – определили судьи.

Экономколлегия отменила решения трех инстанций и направила дело на пересмотр в АС Краснодарского края (дело № А32-41264/2017).

Первое в своем роде

В практике нижестоящих судов подобных ситуаций с оспариванием платежей по погашению кредитных обязательств членами семьи должника немало, отмечает Тимур Баязитов, ведущий юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры . По словам эксперта, подходы к рассмотрению подобных споров «в целом выработаны». 

Это подтверждает и юрист ЮрТехКонсалт Анастасия Лысенко. Она приводит два примера из практики, в которых суды разобрались правильно и без разъяснений ВС: в делах № А40-17268/2018 и № А50-16438/2017 суды выяснили, что ипотеку покрыла жена банкрота с помощью денег, полученных от продажи своей квартиры.

Но дело Пугачевых – первое, которое дошло до Верховного суда.

Нижестоящие суды не установили источник средств, которыми супруга должника погасила обязательства перед банком, а это главное, что нужно выяснять в подобных спорах.

«Детальное и качественное изучение обстоятельств может только способствовать эффективному и справедливому проведению процедуры банкротства гражданина», – объясняет юрист.

Верховный суд последовательно продолжает указывать нижестоящим судам, что при рассмотрении дел не следует «ехать по наезженной колее» и принимать формальные решения.

Тимур Баязитов

При этом юристы усомнились в том, что такая позиция ВС «развяжет руки» недобросовестным должникам, которые захотят оплачивать совместные долги, предварительно заключив фиктивный договор дарения.

Лысенко в подтверждение своих слов сослалась на дело № А66-20787/2017 со схожими обстоятельствами и отметила, что практика уже выработала эффективные способы борьбы с мнимыми и притворными сделками.

Дарственные неоднократно использовались для передачи активов и ценностей родственникам и доверенным лицам, и эта схема практически себя исчерпала, подтверждает Баязитов.

По его словам, решение ВС как раз направлено против любых возможных злоупотреблений – как со стороны должника, так и со стороны кредиторов. Ведь оно требует от суда детально изучить происхождение денежных средств, которыми был погашен кредит.

Максим Вараксин, Право.ru

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *