ВС РФ: Домашнее насилие должно наказываться строже

ВС РФ: Домашнее насилие должно наказываться строже

Верховный суд Российской Федерации внес предложения в Государственную Думу об изменениях в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, касающихся наказаний за домашнее насилие и клевету, сообщает Комерсантъ.

Поправки предлагают изменить наказание за данные виды преступлений. Уголовное преследование должно быть более жестким, особенно в отношении домашнего насилия.

Возможность частного обвинения позволяет закрывать такие дела после примирения сторон. А это негативно влияет на положение потерпевшего.

Кроме этого, примирение в данных случаях нарушает Конституцию РФ и нормы международного законодательства, в объеме защиты прав потерпевших.

Проблемы домашнего насилия – серьезный вопрос, нормы законодательства по которому постоянно меняются то в сторону усиления ответственности, то в сторону ее уменьшения. При этом понятие домашнего насилия очень широко – от моральных издевательств до физического воздействия.

Следует учесть, что отношения между близкими или родными людьми достаточно сложны. И часто бывает так, что оставшаяся привязанность между родственниками или финансовая (имущественная) зависимость приводят к тому, что в последний момент потерпевшая сторона отказывается от своих требований. И обвиняемый не несет никакой ответственности.

Это позволяет ему и дальше производить свои противоправные действия по отношению к родным.

Большинство жертв домашнего насилия – женщины. Это наиболее уязвимые граждане общества, особенно находящиеся в декрете мамы, сильно зависящие от мужа. Такой категории граждан необходима дополнительная государственная защита.

А по факту получается, что законодательство дает полный карт-бланш мужчине, который может причинять любые насильственные действия в отношении своей семьи. Возбуждение и продолжение дела о домашнем насилии зависит лишь от активности потерпевшей стороны и ее эмоционального состояния.

А в таких случаях не всегда женщины готовы выносить «сор из избы». Кроме того, административные штрафы, которые накладываются на такого мужчину, сильнее всего бьют не по его самолюбию или финансовому состоянию, а по финансовому положению всей семьи, в том числе самой женщины и их детей.

И самое неприятное – все расходы на судебные издержки в делах частного обвинения часто ложатся на потерпевшего. Поэтому многие в суды даже не обращаются.

Изменения должны касаться ч. 1 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116.1 (побои, совершенные лицом, подвергнутым административному наказанию) Уголовно-процессуального кодекса РФ. Поправки предлагают изменить возможность частного обвинения в данных правонарушениях, а запрет рассмотрения их мировыми судьями.

Данные преступления должны рассматриваться только уголовным судом. Их перевод в статус дел частно-публичного обвинения означает, что возбуждаться они могут только по частному заявлению потерпевшего (или его законного представителя), но прекращаться в связи с примирением не должны.

Примирение в данных случаях может стать лишь обстоятельством, смягчающим наказание.

Также должны быть уточнены права и обязанность органов прокуратуры.

В случае отмены дела следователем или руководителем следственного отдела, в 14-дневный срок прокурор должен отменить решение и направить дело на дополнительное расследование.

Если потерпевший передумал возбуждать уголовное дело – государство должно ему помочь понять, что нарушитель обязан нести ответственность за свои действия.

Умышленное причинение вреда здоровью и побои – самые распространенные виды насилия в семье. В 2020 году по статьям 115 и 116.1 было осуждено около 3 245 человек. Причем по примирению сторон было прекращено 2 874 дела.

И только 371 человек, а это чуть больше 10% понесли заслуженное наказание. А если учесть, сколько женщин так и не обратились в правоохранительные и судебные органы, чтобы защитить свои права, то цифры становятся намного страшнее.

Государство должно помогать наиболее уязвимым категориям граждан и законы должны защищать их права, а не права преступников.

Также предложено внести такие же поправки в ч. 1 ст. 128.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации Это статья о клевете. Примирение по данному событию также не должно закрывать уголовное преследование. Если клевета в отношении потерпевшего доказана – обвиняемый обязан понести соответствующее наказание.

Правозащитники заявили о предрассудках судей в делах о самообороне женщин — РБК

Российские судьи не рассматривают домашнее насилие как системное нарушение прав человека, считают правозащитники из «Зоны права». При этом судебная практика жестко ограничивает женщин — жертв такого насилия в способах самообороны

ВС РФ: Домашнее насилие должно наказываться строже

Sina Schuldt / dpa / ТАСС

Российские суды, рассматривая дела о самообороне женщин, страдающих от семейного насилия, оперируют стереотипами об «идеальной жертве» и ее «правильном» поведении, приравнивают домашнее насилие к «личным неприязненным отношениям», при этом двум подсудимым женщинам в идентичных обстоятельствах могут быть вынесены диаметрально противоположные приговоры. Такие выводы содержатся в докладе правозащитной организации «Зона права», который есть в распоряжении РБК. Его автор, юрист Дарьяна Грязнова, проанализировала тексты 65 случайно выбранных обвинительных и оправдательных приговоров, вынесенных женщинам по всей России по делам об убийствах при самообороне в ситуациях партнерского и семейного насилия.

В декабре Мосгорсуд должен начать процесс по самому резонансному делу о домашнем насилии за последние годы — в отношении двух из трех сестер Хачатурян, обвиняемых в умышленном убийстве их отца. Следствие подтвердило, что он долгое время подвергал дочерей насилию, в том числе сексуальному. Однако это пока не привело к прекращению их уголовного преследования.

«Суды — не единственная часть системы, которая поддерживает и закрепляет предрассудки и стереотипы о пострадавших от домашнего насилия. Как к ним относятся медики и полиция, как происходит первый допрос, как расследуется дело, насколько глубоко следствие изучает историю насилия в семье — все это в дальнейшем влияет на приговор.

Часто в суд уже поступает дело, построенное не на фактах, а на предубеждениях», — сказала РБК Грязнова.

По ее мнению, следственные органы, которым нужно отчитываться о показателях раскрываемости, часто заинтересованы в том, чтобы квалифицировать деяние «с запасом» — по максимально тяжкому составу, а суды «доверяют следствию» и не всегда готовы тщательно разбираться в обстоятельствах дела и корректности квалификации.

Официальная статистика о домашнем насилии в России «фрагментарна и труднодоступна», говорится также в докладе. На основании нее, в частности, невозможно сделать вывод, сколько осужденных обоих полов отбывают наказание за причинение смерти или вреда здоровью, связанное с попытками защититься от семейного насилия.

Около трети осужденных за убийство при превышении пределов необходимой самообороны (ч. 1 ст. 108 УК) в последние полтора года — женщины, следует из данных судебного департамента при Верховном суде. В 2019-м и первой половине 2020 года по этому составу были осуждены 323 человека, из них 122 — женщины. Из 8,3 тыс. осужденных за умышленные убийства (ст.

105 УК) в 2019-м и первой половине 2020 года около 13% — женщины (1,1 тыс.). Официальных данных о том, какая доля всех этих случаев связана с семейным насилием, нет.

Но, согласно исследованию «Новой газеты» и «Медиазоны», опубликованному в прошлом году, 79% женщин, осужденных за умышленное убийство, и 83% женщин, осужденных за убийство при превышении пределов самообороны, оборонялись от партнерского насилия.

В своем докладе юрист «Зоны права» сосредоточилась на качественном анализе судебных решений, связанных с самообороной женщин в ситуации домашнего насилия. В выборку Грязновой попали 20 обвинительных приговоров в отношении женщин по делам об убийстве (ч. 1 ст.

105 УК), 20 приговоров по делам о превышении женщинами пределов необходимой самообороны (ч. 1 ст. 108 УК), 15 приговоров о причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть (ч. 4 ст. 111 УК) и в общей сложности десять оправдательных приговоров по всем этим составам.

Обвинительные приговоры датированы 2016–2019 годами, оправдательные имели место начиная с 2010-го.

«В ряде приговоров суды оперируют стереотипами об «идеальных жертвах» домашнего насилия», — констатирует автор доклада. Эти стереотипы связаны с ложными представлениями, что подсудимая легко могла покинуть семью и привлечь обидчика к ответственности, обратившись в полицию.

Считается, что в момент отражения атаки жертва должна вести себя определенным образом: убегать, защищаться голыми руками без использования подручных предметов, четко понимать моменты начала и окончания преступного посягательства и в целом действовать «соразмерно угрозе», которую должна адекватно оценивать.

Так, в Архангельской области суд счел, что местная жительница совершила умышленное убийство своего мужа с помощью металлической трубы в момент, когда он «лежал в кровати и не представлял угрозы». Хотя в приговоре раскрывается, что до этого женщина подвергалась домашнему насилию более 20 лет, а непосредственно перед этим мужчина угрожал ей топором и применил сексуальное насилие.

Почти во всех делах, изученных «Зоной права», «подсудимая заявляла о длительном и зачастую серьезном домашнем насилии со стороны партнера, факт которого подтверждался иными имеющимися в деле доказательствами». Верховный суд разъяснял, что право на самооборону постоянно существует у человека в ситуации «длящегося» преступного посягательства, например когда он взят в заложники.

Но суды, выносившие приговоры женщинам, убившим партнеров, как правило, не расценивали домашнее насилие как особое системное нарушение прав человека и длительную психотравмирующую ситуацию, не учитывали гендерную специфику таких случаев; вместо этого они использовали клише о «личных неприязненных отношениях», а события, предшествовавшие гибели нападавшего, назывались «ссорой» или «дракой», указывает Грязнова.

Часто обвинительные приговоры содержат ссылку на то, что побои и насилие со стороны партнера были обыденны, привычны и предсказуемы для подсудимой. Так суды обосновывали виновность женщин и то, что ответное применение силы с их стороны не было оправданным.

Читайте также:  Расторжение срочного трудового договора по инициативе работодателя: особенности, основания и порядок увольнения

«Не могла воспринимать обстоятельства совершения преступления как исключительные что давало бы ей право на необходимую оборону», — говорится в одном из приговоров суда города Новокузнецка Кемеровской области.

В приговоре Читинского горсуда Забайкалья утверждается, что отношения между домашним насильником и убившей его жертвой «устраивали обе стороны».

Еще в одном из приговоров суда в Тамбове утверждалось, что подсудимая не могла воспринять очередную угрозу убийством со стороны своего сожителя как реальную, поскольку ранее осталась жить с ним, после того как он сломал ей ребра.

Судебная практика по делам о домашнем насилии характерна отсутствием единообразия: «Основываясь на практически идентичных фактах дела (как они изложены в приговорах), суды выносят диаметрально противоположные решения», — указывают в «Зоне права». По мнению Грязновой, российское законодательство (в том числе ст. 37 УК «Необходимая оборона» и постановление пленума ВС) вполне позволяет российским судам выносить взвешенные приговоры, не основанные на предрассудках.

Она отмечает несколько судебных решений, где суды применили «прогрессивный» подход к гендерному насилию. «Законодатель признал оборону активной, наступательной деятельностью.

С этой целью лицо может обороняться и в том случае, когда у него есть возможность избежать посягательства, либо обратиться за помощью к другим лицам или представителям органов власти.

Никто не может обвинить обороняющегося в том, что он причинил вред посягающему, хотя мог уклониться от физического контакта с ним путем бегства», — говорится в одном из приговоров горсуда Ангарска Иркутской области.

В ряде случаев суды с пониманием относились к тому, что женщина не пыталась уйти от партнера или обратиться в полицию, совершила акт самообороны уже после приостановки посягательства со стороны партнера, к тому, что показания обвиняемой на следствии и в суде различались между собой. В некоторых случаях суды не использовали против женщины тот факт, что она могла быть пьяна в момент нападения. Все такие приговоры и постановления «не являются революционными», и судьи в этих случаях лишь использовали существующие правовые конструкции, подчеркивает Грязнова.

Официальных цифр о соотношении числа осужденных и оправданных в этой категории дел не существует, хотя есть «гипотеза, что женщин оправдывают чаще, чем мужчин», сказала РБК автор доклада.

РБК направил запросы в Верховный суд и Генпрокуратуру.

«Стереотипы в отношении женщин, пострадавших от домашнего насилия, влияют и на судей, и на следователей. Им кажется, что то насилие, которое переживает женщина, для нее в порядке вещей. И тут начинают играть мифы: сама виновата / могла бы уйти / спровоцировала.

Поэтому суды не верят в опасность того положения, в котором находилась защищающаяся женщина, а воспринимают ее как виновника ситуации домашнего насилия, и того, что защищалась.

Исправить это можно только программами подготовки и повышения квалификации судей и следователей, в которых бы они изучили специфику домашнего насилия, чтобы лучше понимать это явление», — заявила РБК депутат Госдумы Оксана Пушкина.

По ее мнению, суды фактически игнорируют положения ст. 37 УК РФ (необходимая оборона), согласно которой не является преступлением защита личности обороняющейся.

Верховный суд предложил новый способ защиты жертв домашнего насилия — Российская газета

Тема домашнего насилия всегда задевает за живое, потому что трудно остаться равнодушным к слезам избитой женщины или ребенка. Страшную историю сообщила прокуратура Псковской области. Четыре года муж-нелюдь, иначе не назовешь, издевался над женой.

«Когда супруга была беременна, регулярно наносил ей удары по лицу и телу руками, ногами, металлической кочергой, отверткой, ножом, кусал ее, душил, — говорится в сообщении прокуратуры.

— Неоднократно в ночное время вывозил в лесные массивы и на кладбище, где заставлял копать себе могилы, при этом угрожал причинением вреда здоровью и убийством.

Регулярно, в том числе при посторонних лицах, оскорблял ее грубой нецензурной бранью, унижающей человеческое достоинство, запрещал мыться, использовать косметику, общаться со знакомыми».

После очередного избиения женщина покончила с собой. Сейчас негодяя обвиняют по трем статьям Уголовного кодекса, в том числе «доведение до самоубийства беременной женщины».

Даже от сухого перечисления фактов становится не по себе. В таких ситуациях всегда возникает вопрос: почему мерзавца не остановили раньше? Что помешало?

«Потерпевшая несколько раз обращалась в правоохранительные органы с заявлениями о противоправных действиях обвиняемого, однако каждый раз забирала заявления, рассчитывая на его исправление», — сообщают в прокуратуре.

Автоматическое примирение по таким делам — только потому, что жертва забрала заявление, — запретят. Суд будет обязан все перепроверить

Иными словами, как бы ни хотелось кого-то наказать, кроме самого изверга, виновных часто не найти. Оказывается, что полиция действительно не могла ничего сделать. И нет, это не довод в стиле «сама виновата, что забирала».

Но особенности законодательства таковы, что иногда жертва действительно остается один на один с мучителем.

Она может забрать заявление, и никто не поинтересуется, а не ошибается ли жертва? А в некоторых ситуациях у человека вообще не примут заявление, потому что, как ни парадоксально это звучит, полиция не уполномочена проводить по ним расследование.

Речь о делах частного обвинения. В них потерпевший должен сам идти в суд.

  • «По уголовным делам частного обвинения по общему правилу не осуществляется дознание, а обязанность по сбору доказательств возлагается на потерпевшего, который с момента принятия заявления к производству мирового судьи становится частным обвинителем», — пояснил в свое время председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев.
  • Законопроект, подготовленный Верховным судом России, исправляет ситуацию.
  • «Побои и умышленное причинение легкого вреда здоровью являются типичными и наиболее распространенными проявлениями семейно-бытового насилия, предупреждение которого требует активного участия государства, что невозможно обеспечить в рамках частного порядка уголовного преследования», — подчеркивается в пояснительной записке.
  • Как считает председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев, благодаря поправкам правоохранительные органы смогут возбуждать дела по таким статьям по заявлению потерпевших.
  • «При этом такие дела не будут подлежать автоматическому прекращению в связи с примирением пострадавшего с обвиняемым», — подчеркнул Владимир Груздев.

Это значит, что нельзя будет просто так прийти и забрать заявление, мол, помирились, верю, что он больше не будет.

Как поясняют разработчики проекта, в случае принятия поправок изменится порядок прекращения таких уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим.

Теперь соответствующее решение будет приниматься судом не безусловно, а с учетом всех обстоятельств дела и сведений об обвиняемом.

Поэтому суд должен будет все взвесить, действительно ли в семье наступил мир, и какой это мир: надежный или хрупкий.

Вообще, активисты-правозащитники сегодня распространяют немало фейков, связанных с темой семейного насилия. Самый главный фейк: якобы была проведена «декриминализация домашних побоев». Никогда ничего подобного не было. Бить человека — не важно, бесконечно далекого или родного и близкого — всегда было и остается подсудным делом. Ни один закон не разрешил распускать руки.

Но несколько лет назад была введена так называемая преюдиция по делам о пощечинах и подзатыльниках. Побои, не причинившие никакого вреда здоровью, были перенесены в КоАП. Это сразу упростило наказание за пощечины и толчки.

Так как и «Побои» в УК были делом частного обвинения. Получил подзатыльник? Иди в суд, предъявляй обвинение. Сейчас все иначе.

Вас ударили, не оставив синяка? Возьмите справку из больницы, полиция составит протокол, суд накажет виновника.

Поэтому сегодня полиция получила право, образно говоря, развести по углам дерущихся супругов. Если кто-то не успокаивается, его могут задержать, так как по статье КоАП «Побои» предусматривается административный арест. Так что дебошир переночует в кутузке, а утром суд решит, назначать ли ему 15 суток или просто оштрафовать.

На практике были истории, когда штрафовали обоих супругов, закативших семейную ссору и надававших друг другу пощечин. В итоге каждый заплатил по 5 тысяч рублей. Если же наказанный за побои второй раз отвесит кому-то пощечину, то попадет под статью Уголовного кодекса. Это и называется преюдиция.

Кстати, именно такая система действует, например, при наказании пьяных водителей. Первый раз — КоАП, второй раз — УК. Также преюдиция введена для неплательщиков алиментов. Так что сама по себе подобная двухступенчатая система наказаний не говорит о том, что на какое-то нарушение решили смотреть сквозь пальцы.

В КоАП в свое время перенесли статью, наказывающую за пощечины и подзатыльники, буянов стало легче привлечь

А все, что тяжелее пощечины, напрямую попадает под УК. Появился синяк, пошла кровь из носа и т.п., это может быть расценено как умышленное причинение легкого вреда здоровью. Однако привлечь по такой статье сегодня сложнее, так как по ней жертва сама должна стать обвинителем.

Читайте также:  Штраф за неоформленного работника: ответственность работодателя, куда обращаться с жалобой

Парадокс: если дебошира обвиняют в побоях по КоАП, его могут увезти в полицию. Если же ему грозит статья 115 УК «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», человека оставят дома. Арест по ней не предусмотрен, да и расследование не проводится.

Поэтому в каком-то смысле возникает законодательный пробел.

В Оренбургской области в марте вызвала резонанс история 23-летней жительницы Бугуруслана, которую регулярно избивает 34-летний сожитель. Сотрудники полиции привлекли его по статье «Побои» КоАП.

Но для того, чтобы возбудить дело, а на статью, и не одну, гражданин, похоже, заработал, необходимо было, чтобы женщина прошла медицинское освидетельствование. С этим возникли проблемы. В полиции говорят: она сама не приходила. Женщина утверждает, что не могла.

Как бы то ни было, ее в конечном счете доставили в больницу, освидетельствование проведено, уголовное дело возбуждено по статье «Истязания».

В целом вопрос борьбы с домашним насилием и защиты жертв требует серьезного и вдумчивого разговора.

В свою очередь советник Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн сожалеет, что предлагается полностью отменить институт частного обвинения. По его мнению, данный институт имеет огромный потенциал, для раскрытия которого требуется глубокая проработка существующей нормативной базы и комплексного изменения законодательства.

«Всегда признавалось, что существуют преступные деяния, которые в большей и значительной степени затрагивают именно личные (частные) интересы, нежели публичные (общественные).

Поэтому инициатива привлечения нарушителя к уголовной ответственности должна исходить именно от пострадавшего, а не от государства.

Соответственно, процедура привлечения нарушителя к уголовной ответственности должна учитывать особенности как самого преступного деяния, так и правового статуса инициатора (пострадавшего)», — говорит он.

Ничего личного. Жертв домашнего насилия не заставят лично предъявлять обвинения в суде

Председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев в своей статье, опубликованной в «РГ», рассказал, почему предлагается отменить институт частного обвинения. Данный порядок предполагает, что потерпевший должен сам предъявлять обвинения в суде.

К категории дел частного обвинения относятся в том числе побои. По словам Вячеслава Лебедева, порядок частного обвинения возлагает на жертву домашнего насилия чрезмерное бремя, включая ответственность за сбор доказательств вины правонарушителя.

Процедура частного обвинения в настоящее время не обеспечивает эффективную защиту прав и законных интересов потерпевших, а, наоборот, препятствует эффективной судебной защите.

Поэтому пленум Верховного суда РФ внес в Государственную Думу проект поправок в УПК РФ, отменяющий институт частного обвинения, при котором потерпевшие должны обращаться напрямую в суд.

Дословно

Девять тезисов из статьи председателя Верховного суда России — Нередко у потерпевших, не имеющих юридических знаний, возникают затруднения при составлении заявлений о возбуждении уголовного дела частного обвинения. В этой связи в 2020 году суды возвратили без рассмотрения 17% таких заявлений и отказали в принятии к производству 33% заявлений. — Большинство уголовных дел об умышленном причинении легкого вреда здоровью и о нанесении побоев прекращаются судами. — В 2020 году судами рассмотрены уголовные дела о нанесении побоев в отношении 3393 лиц, из них осуждены 1629 лиц, или 48%, прекращены уголовные дела в отношении 1725 лиц, или 51%, оправданы 22 лица, или 1%. — В 2020 году рассмотрены уголовные дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью в отношении 4670 лиц, из них осуждены 1620 лиц, или 35%, прекращены уголовные дела в отношении 2831 лица, или 61%, оправданы 175 лиц, или 4%.

  • Суды не приняли 50 процентов заявлений от потерпевших
  • Прямая речь
  • Вячеслав Лебедев, Председатель Верховного суда России:
  • Становление и развитие правосудия, формирование процессуальных институтов, правовых доктрин, традиций и принципов имеет многовековую историю.

— В общей сложности менее 13% поданных потерпевшими в суд заявлений о возбуждении уголовных дел частного обвинения привели к осуждению обвиняемого. — В 2020 году судами рассмотрены дела о клевете в отношении 899 лиц. Осуждены 56 лиц, или 6%, прекращены дела в отношении 491 лица, или 55%, оправдано 351 лицо, или 39%. — В 2020 году в порядке гражданского судопроизводства суды рассмотрели 2866 дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, требования истцов удовлетворены по 1124, или 39%. — Процедура частного обвинения также не обеспечивает сокращение сроков судопроизводства: так, в 2020 году более трех месяцев в производстве судов находились 16% уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения и 24% уголовных дел частного обвинения. — В 2020 году судами были прекращены уголовные дела за примирением сторон в отношении 102,5 тысячи человек, или 17%, лиц, обвиняемых в совершении преступлений небольшой и средней тяжести.

При этом законодательство РФ о судопроизводстве не останавливается во времени и сохраняет высокую динамику развития.

Одним из правовых институтов, современное состояние которого требует глубокого изучения и анализа, выступает процедура частного обвинения, предусматривающая возбуждение уголовного дела только по заявлению потерпевшего или его законного представителя, возложение на них обязанности по сбору доказательств и поддержанию обвинения в суде, прекращение уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого.

К числу дел частного обвинения отнесены уголовные дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью без квалифицирующих признаков (часть 1 статьи 115 УК РФ), нанесении побоев лицом, подвергнутым административному наказанию (статья 116.1 УК РФ) и клевете без квалифицирующих признаков (часть 1 статьи 128.1 УК РФ).

Процедура частного обвинения по этим категориям дел в настоящее время не обеспечивает эффективную защиту прав и законных интересов потерпевших, а, наоборот, препятствует эффективной судебной защите.

В соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, одобренных Генеральной ассамблеей ООН 29 ноября 1985 г., «к жертвам следует относиться с состраданием и уважать их достоинство…

Следует содействовать тому, чтобы судебные и административные процедуры в большей степени отвечали потребностям жертв путем …

предоставления надлежащей помощи жертвам на протяжении всего судебного разбирательства, принятия мер для сведения к минимуму неудобств для жертв, охраны их личной жизни в тех случаях, когда это необходимо, и обеспечения их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей с их стороны и их защиты от запугивания и мести».

Процедура частного обвинения не позволяет в полной мере реализовать эти положения, в том числе по уголовным делам об умышленном причинении легкого вреда здоровью и нанесении побоев, связанным с домашним насилием.

Порядок частного обвинения возлагает на жертву домашнего насилия чрезмерное бремя, включая ответственность за сбор доказательств вины правонарушителя, в соответствии со стандартом доказывания, применяемым в уголовном разбирательстве. Сбор доказательств создает объективные трудности в случаях, когда насилие происходит в сфере личных отношений в отсутствие свидетелей и порой не оставляет видимых следов.

  1. Это сложная задача даже для квалифицированных сотрудников правоохранительных органов, но для потерпевшей стороны, которая нередко вынуждена собирать доказательства самостоятельно, продолжая при этом проживать совместно с правонарушителем, будучи финансово зависимой от него и опасаясь мести с его стороны, трудности становятся непреодолимыми, что подтверждается судебной практикой.
  2. В настоящее время исторические, теоретико-правовые и практические основания, по которым уголовные дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью, нанесении побоев и клевете были отнесены к делам частного обвинения, утратили свою актуальность.
  3. Проект
  4. Правоохранители будут обязаны принимать заявления у жертв домашнего насилия

Проект поправок в УПК, внесенный в Госдуму Верховным судом России, призван помочь найти правовую защиту жертвам домашнего насилия. Правоохранительные органы будут обязаны принимать у них заявления и проводить расследование.

Институт частного обвинения распространяется на ряд статей УК, в том числе статью 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью». В ней речь идет о побоях, после которых у человека остались синяки. Или из носа пошла кровь.

В статье же КоАП «Побои» подразумеваются случаи, когда здоровью жертвы не причинено никого вреда: то есть подзатыльниках, пощечинах, толчках. Причем если дебошир, наказанный за побои в административном порядке, вновь распустит руки — даст кому-то пощечину или отвесит подзатыльник — то будет привлечен уже к уголовной ответственности.

Для таких случаев в УК также есть статья «Побои». В настоящее время сложилась парадоксальная ситуация, когда привлечь к ответственности за пощечину гораздо проще, чем за удар кулаком, оставивший под глазом фингал. Потому что такой удар подпадает под статью 115 УК, а значит, это дело частного обвинения.

Если же жертва получила пощечину, то полиция составляет протокол и направляет материалы в суд, чтобы привлечь к административной ответственности.

Законопроект исправляет положение. Теперь и при побоях, причинивших легкий вред здоровью, полиция будет вступать в дело.

Процедура

В случае принятия предлагаемых поправок автоматическое примирение по делам о домашнем насилии — только потому, что жертва забрала заявление, — будет запрещено.

Теперь соответствующее решение будет приниматься судом не безусловно, а с учетом всех обстоятельств дела и сведений об обвиняемом. Поэтому суд должен будет все взвесить, действительно ли в семье наступил мир, и какой это мир: надежный или хрупкий.

Читайте также:  Заявление в органы опеки о ненадлежащем воспитании ребенка: от родственников, соседей, учителя

Владислав Куликов

Памятка для граждан об ответственности за домашнее и соседское насилие

К домашнему насилию обычно относят насильственные действия, совершаемые внутри одной семьи. В название настоящего материала включено также понятие «соседское насилие».

Под ним мы предлагаем понимать те насильственные действия, которые совершают по отношению друг к другу люди, которые не являются членами одной семьи. Возможно, они просто соседи.

Возможно, они даже живут в одной квартире, но уже не ведут совместного хозяйства и фактически их семья распалась.

Оба вида насилия проявляются в совершении однотипных правонарушений. Далее приводится общая информация об уголовной, административной и гражданской ответственности за типичные нарушения, совершаемые при «междоусобных войнах» в квартирах, в иных жилых помещениях, на лестничных площадках и в других местах совместного проживания граждан.

  • Если говорить о чисто юридической стороне защиты прав потерпевшего, то можно вести речь о двух этапах защиты:
  • — первый — вызов полиции и последующее привлечение нарушителя к уголовной или административной ответственности;
  • — второй — возмещение имущественного и неимущественного вреда в гражданско-правовом порядке, а также урегулирование порядка использования жилого помещения, в том числе путем привлечения нарушителя к гражданско-правовой ответственности в виде выселения из жилого помещения или принудительного прекращения права собственности.
  • Данная последовательность важна, так как органы полиции и иные правоохранительные органы при расследовании уголовных дел и дел об административных правонарушениях могут собрать доказательства, которые в дальнейшем значительно упростят возмещение вреда в гражданско-правовом порядке.
  • При применении физического насилия, не повлекшего причинения серьезного вреда здоровью, чаще всего применяются следующие статьи Уголовного кодекса.

Статья 115 Уголовного кодекса – умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Наказание – штраф до 40000 рублей, обязательные работы, исправительные работы или арест до четырех месяцев.

В соответствии с пунктом 8 Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.

2008 № 194н, к кратковременным расстройствам здоровья относится временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно).

Незначительной стойкой утратой общей трудоспособности признается стойкая утрата общей трудоспособности менее 10 процентов.

Для того чтобы хотя бы немного понять, как определяются эти проценты утраты трудоспособности, приведем несколько примеров из указанного документа.

Так, отсутствие одной ушной раковины или части ее (1/3 и более) свидетельствует 15-процентной утрате трудоспособности, т.е. о причинении среднего вреда здоровью (возможно наказание в виде лишения свободы до трех лет в соответствии со статьей 112 УК РФ).

Если потеряно 2-3 зуба, то утрата составляет 5 % (легкий вред), а если 4-6, то 10 % (средний вред).

В соответствии с пунктом 9 указанных критериев поверхностные повреждения, в том числе: ссадина, кровоподтек, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтек и гематому, поверхностная рана и другие повреждения, не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Именно такие повреждения обычно относят к побоям. Уголовная ответственность за побои предусмотрена статьей 116 Уголовного кодекса. Наказание за побои практически такое же, как и за причинение легкого вреда здоровью, только максимальный срок ареста составляет не четыре, а три месяца.

Как видно, санкции за такие нарушения нельзя назвать очень чувствительными для нарушителей. Тем не менее, привлечение к уголовной ответственности является важным элементом профилактического и воспитательного воздействия, а также доказывания недобросовестности поведения соседа или бывшего члена семьи.

Особенностью привлечения к ответственности по указанным составам преступлений (т.е.

причинение легкого вреда и совершение побоев) является то, что, хотя первоначально заявление о преступлении можно, как обычно, подавать в полицию, в любом случае от самого потерпевшего в дальнейшем потребуется подача заявления мировому судье по месту совершения преступления (статья 32 УПК РФ).

В принципе, не запрещается сразу же обращаться в суд. Однако, учитывая, что неподготовленному человеку не всегда просто разобраться, к какому виду преступления относится то или иное деяние, стоит всё-таки начинать с обращения в органы полиции.

Помимо этого, к домашнему насилию могут относиться также иные преступления, относящиеся к делам публичного обвинения. Например, истязание, т.е.

причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло тяжкого или среднего вреда здоровью (статья 117 Уголовного кодекса).

Наказание вплоть до трех лет лишения свободы, а при наличии квалифицирующих признаков (например, истязание двух и более лиц; истязание лиц, находящихся в зависимом от преступника состоянии) – лишение свободы от трех до семи лет.

Самостоятельный состав преступления (статья 119 Уголовного кодекса) образуют действия, выражающиеся в угрозе убийством или причинения тяжкого вреда здоровью (если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы). Наказание – вплоть до лишения свободы до двух лет.

Указанные статьи (117 и 119) имеют прямое отношение к психическому насилию.

Сложность доказывания такого вида насилия заключается в том, что, как правило, насильственные действия развиваются на протяжении длительного периода, а сама жертва может не замечать, что насилие уже происходит, а в случаях если замечает, то редко обращается за помощью из-за страха перед возможными последствиями как со стороны агрессора, так и со стороны общества.

Для доказывания причинения вреда здоровью обязательно требуется задокументировать причинение вреда, обратившись к врачу.

Частично это может быть сделано путем обращения за получением бесплатной медицинской помощи в любую медицинскую организацию, оказывающую первичную медицинскую помощь в рамках программы обязательного медицинского страхования. Для проведения более полного обследования можно обратиться в государственное бюро судебно-медицинской экспертизы.

Вся необходимая информация о порядке оказания и стоимости услуг размещена на официальном сайте БУЗ УР «Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Удмуртской Республики» по адресу: http://bsme18.ru/uslugi.

Иногда встречаются также иные составы преступлений. Например, незаконное лишение свободы (статья 127 УК РФ, лишение свободы до двух лет); клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию (статья 128.

1 УК РФ; общий состав преступления предусматривает наказание в виде штрафа до 500000 руб.

); умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба (свыше 2500 рублей) (статья 167 УК РФ; различные виды наказания, лишение свободы – до двух лет).

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях так же предусматривает отдельные составы правонарушений.

Например, оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме (статья 5.61 КоАП; наказание для граждан – штраф от одной до трех тысяч рублей).

Для возбуждения дела о таком административном правонарушении следует обращаться к прокурору (согласно статье 28.4 КоАП).

Семейные дебоширы так же могут быть привлечены к административной ответственности за мелкое хулиганство, выразившееся в неуважении к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью, оскорбительным приставанием к гражданам, уничтожением или повреждением чужого имущества (статья 20.1 КоАП; наказание – штраф от 500 до 1000 рублей или административный арест на срок до 15 суток).

За излишне шумное поведение соседей также может наступить административная ответственность. Санкция в виде штрафа от 1000 до 2500 рублей предусмотрена статьей 5 закона Удмуртской Республики от 13.10.

2011 года № 57-РЗ «Об установлении административной ответственности за отдельные виды правонарушений» за совершение действий, нарушающих тишину и покой граждан в ночное время (с 23.00 часов до 7.

00 часов), за исключением проведения аварийных и спасательных работ, а также других неотложных работ, необходимых для обеспечения безопасности граждан либо функционирования объектов жизнеобеспечения населения.

Сам штраф, может быть, не остановит нарушителя, но в дальнейшем, в совокупности с иными доказательствами, привлечение к такой ответственности (особенно неоднократное) может быть решающим фактором.

Помимо уголовной и административной ответственности нарушители могут быть привлечены к гражданско-правовой ответственности. Её основное отличие заключается в том, что нарушитель отвечает непосредственно перед потерпевшим, а не перед государством и обществом в целом.

Основным видом гражданской ответственности является возмещение имущественного или неимущественного (морального) вреда в соответствии со статьями 12, 15, 151, 1064, 1099 — 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Например, потерпевший может потребовать возместить стоимость лечения, стоимость ремонта поврежденного имущества или приобретения нового, компенсации морального вреда за причиненные нравственные и физические страдания.

ООДУУП и ПДН МВД по УР

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *